Редакция «Пугачевского времени» предлагает читателям рассказ о жизни татар в Николаевске и Пугачеве. Это только часть истории. В ней недостаточно имен, судеб, нет послевоенного периода. Но, несмотря на это, материал представляет большой интерес, и любой, кто увлекается историей, найдет в публикациях ответы на многие вопросы. Мне представляется, что пугачевский межнациональный уклад достоин не только описания, но и изучения, поскольку образовал уникальную историческую общность людей.
В свое время я предлагал нашим деревенским вождям издать книгу о Пугачеве, о его людях, ввести в школьную программу специальную дисциплину по изучению местной истории. Но ответственные лица только хмурили брови. То ли старались понять идею, то ли с налета ее отрицали. «Пугачевское время» со дня своего выхода в свет ведет рубрику «Край родной». Это не только оставленное нам историческое наследие, это семена знаний, которые, я надеюсь, попадут в благодатную почву и прорастут уважением к прошлому, к месту обитания.

Г. Аристов

Обстоятельства, которые привели татар в Николаевск

В XVI – XIX веках татарами стали называться многие как тюркоязычные, так и некоторые иноязычные народности, жившие на окраине Русского государства. К концу XIX века татары Среднего Поволжья и Приуралья сформировались в нацию и подразделились в этнографическом отношении на казанских, мишарей, касимовских, крымских, сибирских.
В Пугачеве живут татары-мишари. Небольшими группами мишари обитают в ряде районов по берегам Средней Волги. Мишари выделяются более крупным ростом, менее выраженными тюркскими чертами лица. Обычай носить тюбетейки мало распространен. Женщина — мишарка всегда ходила с открытым лицом. Вместе с тем вплоть до 70-х годов XX века она не имела права садиться за общий стол, прятала лицо при появлении мужчин.
Внешний вид татарского жилья мало отличался от русского. Изба внутри была лишена каких-либо украшений. Русская печь, лавки вдоль стен, стол под клетчатой скатертью.
Татарская мужская одежда состояла из рубахи до колен без пояса, широких шаровар, камзола. Основные виды женской одежды были близки к мужской.

Николаев.(Пугачевская мечеть) На углу улиц Татар. и Уфимская(1)

Татарский поселок в Николаевске основали в 1840 году переселенцы из сел Хвалынского и отчасти Кузнецкого уездов. Первыми ходоками, которые пришли сюда выбирать место, были два зажиточных татарина: Башир-бабай и Нямай-бабай («бабай» означает «дед» и звучит уважительно).
Татарам Николаевск приглянулся по двум причинам. Во-первых, на правом берегу Волги не хватало земли, а здесь ее было с избытком. Во-вторых, каждый приписанный к Николаевску мог откупить своих сыновей от службы в армии. В рекруты тогда забирали на четверть века, ломали людские судьбы. Поэтому переселение в уездный город хоть как-то спасало от государственного произвола.
Как только первые семьи закрепились на новом месте, вслед за строительством жилья последовало строительство небольшой мечети. В начале века она была разобрана и на этом месте в 1903 году была построена новая. Возведение храмов всегда было приметой освоения территорий. Мусульманские храмы в Николаевске, впрочем, как и православные церкви, возводили на пожертвования населения. Основную часть средств вносили богатые люди. Среди них Шамярбай-Шамседдин, который жил в татарской слободе на берегу Иргиза, а также Юсуп-бай из деревни Сафарка Дергачевского уезда.
В татарском поселке была построена еще одна мечеть на берегу Иргиза.
В годы Советской власти мечети были закрыты. В 1938 году и в годы Великой Отечественной войны в них квартировали солдаты маршевых рот. В последующие годы вторая мечеть была разобрана. Строительный материал был использован для пристройки к татарской школе. В 50-х годах прошлого века в здании другой мечети поместили клуб. Только в 1990 году строение вновь возвратили духовному управлению мусульман Саратовской области. Как и в прежние времена, на пожертвования храм был восстановлен.
В 1870-х годах в татарском поселке открыли школу- мектебе. Первым учителем в ней работал Муфтахугдин Войнов. Он учил татарских ребятишек грамоте в течение 35 лет. Помещалась мектебе в одной половине избы недалеко от мечети. Эту избу завещал для школы один зажиточный татарин. Помещение было явно мало. В классе насчитывалось более ста учеников. Они занимались, сидя на полу на коленях, потому что религиозные догмы запрещали в мектебе какую-либо мебель.
М. Войнов вначале не получал жалованье, а жил на пожертвования. Каждый ученик передавал ему от родителей перед пятницей, а этот день у мусульман праздничный, от двух до десяти копеек. Только потом государство стало платить учителю по три рубля в месяц.
Муфтахутдин-абы не мог прокормить на такие средства семью из девяти человек. Поэтому учитель немного крестьянствовал, но больше ходил жать хлеб к русским землевладельцам. Впрочем, так поступали почти все жители татарского поселка. Летом они нанимались на сезонные работы в помещичьи хозяйства.
Основатели компактного проживания татар Башир-бабай и Нямай-бабай выделялись из основной массы своей зажиточностью. Башир-бабай имел большой сад в урочище «Труба» — против татарского поселка на левом берегу Большого Иргиза, а Нямай-бабай засевал большие площади пшеницей и имел доход от торговли зерном. Тут следует сказать, что земледелием занимались немногие татары. В поселке доминировал другой промысел — гужевой. Городскими извозчиками, например, в основном, были татары. Все жили приблизительно вровень.
(Продолжение в следующем номере)

Материал подготовлен на основе
трудов директора краеведческого музея Н.И. Сулеймановой
и краеведа А.К. Журавлева
На снимке: первая мечеть
города Николаевска