Первые овощные плантации на Иргизе

плантация

(Продолжение. Начало в № 30)
В начале XX столетия в татарской среде стали появляться состоятельные люди. Некоторые из них занимались в уезде скупкой шкур крупного и мелкого рогатого скота, шерсти, пригоняли баранов из степи. Например, у Шамер-бая закупкой сырья занимались 32 агента из числа бедных татар. Говорят, хозяин бил их за мелкие провинности.
В татарском поселке кое – кто начал ссужать единоверцам деньги под проценты. Коран запрещает такой способ обогащения, но алчные люди не боялись греха. Документально известно о скупом ростовщике по имени Туссус — бабай. Он собирал всякие старые негодные вещи, например, изношенные колеса. Когда должники возвращали ему «ссуды», жадный старик, принимая деньги, набежавшие по процентам, непременно отдавал за них собранный хлам. Процесс выглядел как купля – продажа. Таким образом Туссус — бабай хотел перехитрить Аллаха.
Приблизительно в 1906 году в Николаевск приехали два предприимчивых татарина: Аюпов из Еруслана и Тяпаев из Царева, что под городом Царицыным. Они привезли опыт орошаемого земледелия, которого в степном Николаевске никогда не было. Таким образом, у местной мелиорации и овощеводства татарские корни.
Аюпов и Тяпаев вместе с русскими купцами устроили на городских землях плантации картофеля, капусты и других огородных культур. У Аюпова поливные площади были в районе Белого Гая. Там работали не только городские жители, но и много крестьян из соседнего села Каменка. А Тяпаев, арендуя земли Никольского монастыря, даже построил небольшой хутор за железнодорожным мостом. На его плантациях трудились крестьяне из Беленки и Давыдовки. Название «Хутор Тяпаева» встречался на картах Пугачевского уезда вплоть до 1926 года.
До конца XIX столетия воду для полива подавали из Иргиза чигирями — большими колесами с черпаками, приводимыми в движение лошадьми или верблюдами. Чигири были способны поднимать воду на 2-3 метра. Это печальное обстоятельство регулировало размеры плантаций. Только в самом начале XX века для подъема воды на террасы появились нефтяные двигатели. Первым установил их Тяпаев, затем Аюпов.
Сразу возросли поливные площади. Они давали большие прибыли. Например, в 1904 году десятина поливного картофеля стоила 100-120 рублей (аренда земли, орошение, рабочая сила и так далее), а продавалась такая десятина перед уборкой урожая в пять раз дороже. Кроме картофеля, на орошаемых землях выращивали капусту и огурцы. А с начала XX века — помидоры. В 1890 году в Николаевске появились огородники — болгары. Они начали выращивать на плантациях более разнообразные культуры. На рынке появились невиданные ранее кабачки, баклажаны, патиссоны, перцы.
У Николаевска той поры не было транспортных коммуникаций. Поэтому овощи и картофель возили только на близкие расстояния. Продукцию плантаций потреблял местный рынок, который состоял из Николаевска и степных сел, где огородничество из-за отсутствия орошения не развивалось. Как и среди русского населения, у николаевских татар были свои умельцы. В этом отношении особенно показательна семья Билюковых. Ахсян — бабай Билюков в старину делал деревянные плуги (сабаны). Он снабжал ими весь уезд. Со временем мастер улучшил продукцию. Из-под его рук пошли так называемые «кисловские» сабаны — более усовершенствованные орудия для обработки земли. В них уже имелись металлические детали. Дети Ахсяна-бабая — Халил, Насибулла и Имат — продолжили семейное дело. Они построили кузницу и делали уже металлические плуги — двухлемешные и однолемешные.
Когда в Заволжье появились заводские плуги, братья Билюковы ремонтировали их для крестьян уезда. В технологии потребовалось отливать из металла стойку для колес. На заказ местному литейщику Монину у потомственных мастеров не хватало денег. Тогда они сами начали лить стойки.
Кузница братьев Билюковых стояла возле взвоза на берегу Иргиза. Литейную мастерскую они устроили в конце поселка — в направлении к нынешнему «водозабору».
Род Билюковых продолжался из поколения в поколение, не терял мастерство, деловую хватку, трудолюбие. В наши дни праправнук Ахсян – бабая, Шакир Билюков, – индивидуальный предприниматель. Он вместе с коллективом более 30 специалистов, занимается в Пугачеве и селах района строительством новых объектов и реставрацией старых. Сейчас, например, бригада Билюкова восстанавливает бывший купеческий дом на углу улиц М. Горького и К. Маркса. В 50-х годах прошлого века в особняке размещался спальный корпус детского дома. Потом там был дом пионеров, затем здание отошло пугачевскому техникуму и, наконец, стало объектом муниципальной собственности. Глава администрации С.А. Сидоров привлек спонсорские средства и сейчас Билюков восстанавливает здание, в котором, как и прежде, будут размещаться структурные единицы для творческого развития детей. Стоит вспомнить авиамодельный кружок, радиодело и т.д.
Но вернемся в Николаевск конца XIX — начала XX веков. Маленький городок многих конфессий, основными из которых были православие и ислам, жил тихой, спокойной жизнью. Тем не менее историки времен социализма считали, что по отношению к татарам имели место проявления русского национализма, в основном на бытовом уровне. В качестве примера они приводили кулачные бои, которые до 1917 года были распространены в Николаевске и уезде. Кулачными боями занимались и русские, и татары. Только идеологические соображения могли представить мужскую забаву как национальную схватку. Вообще, кулачные бои повсюду проводили по территориальному принципу: улица на улицу, квартал на квартал, село на село. Естественно, компактное проживание татар в Николаевске ставило их в одну «стенку», русских, дома через улицу, – в другую. Силы, как правило, были примерно равны, никто не хотел уступать, и тогда приходилось вмешиваться полиции во главе с урядником. «Бойцы» расходились, не тая зла. Отвели душу – ладно.
(Продолжение в следующем номере)

Материал подготовлен
на основе трудов директора краеведческого музея
Н.И. Сулеймановой
и краеведа А.К. Журавлева
На снимке: плантация на Иргизе