Паисий Мальцев, сын николаевского миллионера купца Михаила Трофимовича Мальцева, был отменным книголюбом. Он собрал великолепную библиотеку, которая почти целиком дошла до нашего времени. Считалось, что библиотеку в мятежные годы революции спас балаковский просветитель, директор местного народного театра Александр Чесноков. Но исследования историка Юрия Каргина говорят о другом. Он доказательно приходит к выводу о том, что сам Паисий Мальцев еще до революции 1917 года отправил библиотеку в Саратов. Там она где — то хранилась, пока большевики не передали ее в саратовский государственный университет. Мальцевская библиотека и поныне находится там.

Впрочем, наиболее ценные рукописи и книги пополнили московские книгохранилища. Например, в столицу переданы первые русские книгопечатные издания Ивана Федорова.

В советское время о Паисии Мальцеве постарались забыть, хотя и внесли потом его собрание в каталог отдела рукописей и редких книг научной библиотеки Саратовского университета. В 1947 году в одном из номеров университетских “Ученых записок” в статье Ю. А. Кузнецовой дана короткая характеристика мальцевского собрания и самого Мальцева. «Мальцев задался целью снабдить старообрядческие церкви богослужебными книгами. С этой целью он через своих агентов начал скупать древние книги преимущественно дониконовской и старообрядческой печати, понемногу увлекся и превратился в страстного библиомана, не останавливающегося ни перед чем для приобретения полюбившейся ему книжки. Не стесняясь в деньгах, он порой приобретал целую библиотеку, если ему отказывали в продаже отдельной нужной ему книги. Этим объясняется то, что в его библиотеке не редкость встретить несколько экземпляров одного и того же, зачастую не представляющего никакой редкости издания. Предание рассказывает, что в подобных случаях, когда владелец наотрез отказывался продать книгу, Мальцев даже пускался на воровство, что ему, при его положении капиталиста и благотворителя, а также весьма солидной комплекции, сходило благополучно с рук».

Вот и все. Не очень-то лестное представление о собирателе книг. Это и неудивительно. Другого тогда просто и быть не могло. А ведь Мальцев на подбор книг смотрел не столь узко, как это представляли. Достаточно сказать, что в библиотеке, собранной для санатория в Ессентуках, не было ни одной чисто церковной книги, разве что Библия (библиотечный каталог хранится в краеведческом музее в Ессентуках).

Что касается покупки ради одной книги целой библиотеки, то на рубеже XIX-XX веков это было принято. Причем букинистов и библиофилов развелось в то время столько, что они соревновались, кто кого опередит в покупке. Библиотеки, как правило, продавали потомки родовитых дворян. В их собраниях хранилось много интересных и ценных документов и книг. Ну, а то, что Мальцев воровал книги, — это, как считает Юрий Каргин, уже из разряда сплетен.

Сплетни, слухи и легенды витали над мальцевским родом с тех пор, как у отца, удачливого купца Михаила Трофимовича, дела пошли в гору. О появлении старшего Мальцева в Николаевском уезде до сего дня точно ничего не известно. По одним источникам, он приехал сюда из Рыльска, старинного города Курской губернии, по другим — коренной местный житель из старообрядцев. Сильно разбогател Мальцев, считал краевед А. Журавлев, благодаря бесчестным махинациям при покупке баранов. «Говорили, писал А. Журавлев, что с кочевниками он расплачивался фальшивыми ассигнациями, которые фабриковал привезенный Мальцевым из Москвы мастер. Открылось это другими здешними купцами, что вели торговлю с кочевниками. Фальшивые деньги привели к Мальцеву. Но богач откупился взятками».

Отголосок такого видения жизни Мальцева существует и в балаковском краеведении. Вроде бы после национализации большевики в Балакове забрались в мальцевские подвалы и обнаружили скелет, прикованный цепью к стене.

— Наверное, тот самый фальшивомонетчик,- разнеслась молва.

Внезапно разбогатеть честным путем человек не может. Поэтому связь старшего Мальцева с незаконным промыслом вполне возможна, хотя Юрий Каргин это отрицает. Он говорит о добродетели Мальцевых. Они, например, строили храмы, оказывали благотворительную помощь малоимущим, просто меценатствовали, не ожидая каких-либо благодарностей. Стариший Мальцев, например, построил в Николаевске богодельню, дом для пожилых людей. Он финансировал её деятельность. Храм в Давыдовке, в основном, был построен на деньги Паисия Мальцева. Паисий был хорошо знаком с культурной элитой Москвы. Он был вхож в кружок известного московского репортера и писателя Владимира Гиляровского, считался заядлым театралом и, говорят, даже вложил деньги в строительство МХАТа. Последний факт пока официально не подтвержден, но балаковский краевед П. Круглов считает, что косвенное свидетельство тому есть. Сохранилось письмо А.П. Чехова к редактору журнала «Русская мысль» с просьбой прислать ему технический проект народного театра: якобы он, ночуя 22-23 марта 1897 года в гостинице «Славянский базар», где обычно снимал два номера Паисий Мальцев, встретился с одним богатым человеком, который этот проект хочет посмотреть. Этот богатый человек и есть Мальцев, считает краевед.

Погиб великий собиратель книг бесславно. После 1917 года Паисий Мальцев попал в «черный список» буржуев, врагов революции, был арестован и сгинул бесследно. Говорят, он содержался под стражей в Саратове и во время принудительных работ на одной из улиц был застрелен пьяным красноармейцем Но это тоже легенда, которую ни подтвердить, ни опровергнуть нельзя.

Н. Сулейманова, директор краеведческого музея имени К.И. Журавлева

На снимках: (вверху) П. Мальцев; (внизу) музей — усадьба П. Мальцева в Балаково

Вам на заметку:

Интересуетесь живописью и художественным искусством? На сайте aivazovski.ru вы ознакомитесь с работами выдающегося художника Айвазовского.