Изображение

О войне и блокаде Ленинграда Анатолий Сергеевич Бабанов знает, что называется, из первых уст. Его отец, Сергей Петрович, рано осиротевший свердловчанин, остался в Ленинграде на сверхсрочную службу, женился на Екатерине, уроженке села Старая Порубёжка, приехавшей в северную столицу со своим отцом в поисках лучшей доли в голодные 30-е годы. Там супруги встретили войну. Отец защищал город на Неве, матери пришлось пережить всё, что выпало на долю блокадников, – голод, холод, отсутствие воды, электричества. Она рассказывала потом, что когда карточки неработающим урезали до 125 грамм, муки голода заставляли людей ловить грачей, охотиться на уцелевших домашних животных. Дистрофия стала самой распространённой болезнью, а смерть делом обычным. Если впереди идущий человек падал и умирал, этому не удивлялись, просто проходили мимо: службы уберут. И это не от бездушия, а от отупения. От голода люди тупели, думали лишь о том, как обмануть желудок. Остаться человеком в таких условиях – подвиг. В конце ноября ударили морозы под 40 градусов. Замерзли водопроводные и канализационные трубы, жители остались без воды – ее можно было брать только из Невы.

Когда потом, после войны, кто-то жаловался на плохую жизнь, Екатерина Васильевна говорила: «Не дай вам Бог пережить то, что пережил Ленинград ». В 1942 году их эвакуировали. Переправа через Ладогу оказалась успешной, хотя одну из барж немцы утопили прямо перед ними. Как только выбрались, получили по буханке в руки – целое богатство, но приятельница Екатерины забрала у неё хлеб и выдавала по маленькому кусочку, чтоб не случился заворот кишок. Уважение к хлебу навсегда осталось для неё высшей ценностью. Эвакуированных везли на Урал, но Екатерина сошла на станции Пугачёвск, вернулась к родным в Старую Порубёжку, а в конце войны переехала в Пугачёв, работала в артели «Восход», где производили трикотаж.

Сергей Петрович после Победы тоже приехал в Пугачёв, работал водителем. Анатолий Сергеевич был их вторым сыном, но так случилось, что остался единственным, другие дети умирали в младенчестве. В 1956 году он пошёл в первый класс второй средней школы, учился прилежно, в меру сил и способностей, в старших классах особенно тянулся к технике, физической культуре и истории. Физкультура была нужна будущим защитникам Отечества как воздух. Техника – привычный мир отца и всех его знакомых, с ней и он был с детства на «ты», а вот история открывала перед любознательным мальчишкой весь мир, давала ответ на многие мучившие его «почему». Его тянула к себе и древность, но больше – новейшая история с её порой необъяснимыми поворотами. Школа в те годы была политехнической, 1 раз в неделю их водили в училище механизации, где они получали специальность тракториста-машиниста, по окончании работал на заводе автозапчастей («Птицемаш»). В 1968 году – Армия: полгода учебки в Ярославской области и служба в ракетных частях в Белоруссии. Служил в городе с красивым названием Лида оператором, а затем начальником аппаратной ЗАС.

После демобилизации в мае 1970 года работал в ШЧ-13 монтёром связи и готовился к поступлению в Саратовский институт механизации им. М.И. Калинина. Родители очень хотели, чтобы сын получил высшее образование. Поступил на специальность инженер-механик, а после третьего курса поехал на практику в Вольск. В их столовой работала Наталья, от которой буквально исходило домашнее тепло, доброта и радушие. Она прекрасно готовила, рядом с ней было уютно и спокойно. На четвёртом курсе они поженились, а на пятом Анатолий стал отцом. Когда вернулся в Пугачёв с дипломом, его пригласили в СПТУ-11 преподавателем специальных дисциплин, тогда училище готовило только механизаторов для сельского хозяйства. Молодой семье дали квартиру от училища. Стали появляться преподавательские навыки, но больше Анатолия тянуло к производству, вскоре он стал старшим мастером производственного обучения, подал заявление в партию. Поручительство директора училища А.С. Нэдика вызывало стремление работать ещё лучше, не подвести уважаемого человека. В 1978 году в Пугачёве остро встала проблема с кадрами для предприятия «Пугачёвзаводстрой». Партийное руководство настояло на открытии нового училища, где бы обучали крановщиков, бульдозеристов, экскаваторщиков, бетонщиков, сантехников, плотников-строителей без отрыва от производства. Училище открыли на Сырту. Оно было вечерне-сменным, обучали аварийщиков, солдат стройбата, вьетнамских граждан, которых тогда принимал СССР для профессионального обучения и работы на наших предприятиях и в организациях. В общем, всех, кто желал работать в «Пугачёвзаводстрое». Директором училища рекомендовали Бабанова – как имеющего опыт организации производственного обучения.

Однажды в областном управлении профтехобразования предложили поработать за границей: подходили его анкетные данные – согласился с радостью. Начали готовить, в 1980 году поехал на год в Башкирский государственный университет учить французский язык, а ещё через 2 года, когда уже и не ждали, пришёл вызов в Москву. В Алжир поехал с женой и шестилетней дочерью Надеждой. Два года работал в учебном центре профтехобразования г. Уенза преподавателем-мастером в группе автослесарей. Группы были переполнены, от желающих получить специальность не было отбоя. Менталитет араба таков, что главное в его жизни – скопить деньги и купить жену, а лучше две, построить свой дом-крепость. Чернорабочим платят мало, специалистам – хорошо, образование бесплатное, потому и шли все в центр.

В 1985 году срок контракта истёк, Анатолий Сергеевич вернулся к обязанностям директора ПУ-60, но в 1987 году в образовании была перестановка кадров: А.С. Нэдик стал директором гидромелиоративного техникума, а Бабанова назначили директором СПТУ-67. Отношение к профтехобразованию в те годы очень изменилось на всех уровнях, интерес школьников к рабочим профессиям ослаб: школа давно уже не была политехнической, престижными стали «чистые» профессии и коммерция. Не мог этого видеть Анатолий Сергеевич. Вернулся туда, где его труд был нужен, в ПУ-60, но через два года и там учить стало некого. «Пугачёвзаводстрой » прекратил своё существование. Год преподавал технологию в СОШ-13, но на зарплату учителя двоим детям достойное образование не дать, а там и младшая Иришка на подходе, тоже скоро учить надо. Пошёл путейцем на железную дорогу, ведь труд рабочего для него всегда почётен, затем стал бригадиром, а в 1993 году его пригласили мастером в ПУ-7 при УШ-4 — обучать фрезеровщиков. Двадцать лет проработал там, давая в руки молодёжи профессию, которая могла обеспечить и достаток, и востребованность, и уважение.

В прошлом году ушёл на пенсию. Теперь занимается любимым увлечением, на которое раньше с трудом выкраивал время, — рыбалкой и «тихой охотой» — с женой за грибами, а самое приятное – это общение с четырьмя внуками, для которых авторитет деда непререкаем, а его любовь к ним безгранична.

Л. Шепелева