Впервые пение соловья я услышала, когда в далеком детстве летом приезжала в гости к бабушке. Программа каждого вечера была одинакова: полив огорода, семейный ужин во дворе под яблоней, потом отдых на крылечке, неспешный разговор о том — о сем, и при этом слушали вечерние соловьиные трели. Соловьи пели в овраге. Тогда это был просто природный рельеф, возле которого в своих домах жили люди. В овраге росли деревья, а весной по нему бежали в Иргиз мутные талые воды.

Иногда я видела, как соседи и моя бабушка тайно под покровом ночи носили в одно место на берегу оврага траву с огорода. Когда трава высыхала, ее также ночью сжигали. Берега оврага были заросшими, но не завалены мусором. По всему городу вдоль оврага были установлены таблички: «Свалка мусора запрещена. Штраф — 3 рубля». Ох, и боялись жители этих табличек. Пугал не штраф, а возможный позор.

Теперь я сама живу в бабушкином доме. На протяжении восьми лет наблюдаю, как «преображается» окрестный ландшафт. Думаю, многие пугачевцы уверены, что овраги существуют специально для того, чтобы в них сваливать хлам. Иначе как объяснишь то, что происходит?

Борьба жителей нашего «лягушатского» района за чистоту оврага имеет свою богатую историю. Сначала наша соседка, корреспондент газеты «Новое Заволжье», писала короткие заметки на эту тему и размещала там соответствующие фотографии. Без перемен. Затем в соседнем от меня квартале поселилась семья, приехавшая из одной республики СНГ. Супруги были поражены тем, что мусор вываливают себе «под нос». Виктор и Аня прошли по соседям, агитировали подписать договора с АТХ на вывоз мусора. Многие подписали. На берегу оврага установили контейнеры. Но ненадолго. Через несколько месяцев их убрали. Будто бы за неуплату. Были и есть и другие люди, которые своими руками облагораживают овраг, убирают мусор. Лично я прошла за эти годы восемь инстанций. Это были районная и городская администрации, депутаты местного совета, комитет по экологии, участковая милиция. И за эти годы дважды овраг чистили. Но это как прием таблеток для похудения: пока пьешь — худеешь, а бросаешь — сразу восстанавливаешь свой вес. Почистили берег — неделю было чисто, но потом потащили хлам снова. В последние мои походы по инстанциям я отправлялась с письменным заявлением и подписями жителей нашего района. Там мы предлагали меры по прекращению засорения нашего оврага, т.е. нашей среды обитания. Все очень просто. Каждый житель обязан оплачивать вывоз мусора (машина АТХ приезжает по понедельникам и четвергам), как оплачивает подачу воды, газа, электричества в свои дома. А тех, кто сваливает мусор в несанкционированных местах, — нещадно штрафовать.

Почти все руководители, к кому мы обращались с заявлением, советовали жителям записывать номера машин, которые привозят в овраг мусор, фотографировать нарушителей и сообщать в милицию. Но разве это должны делать жители? Разве я могу сутками «сидеть в засаде», скандалить с соседями? Да и полномочий у меня нет никаких. Чистота в городе — это дело самоуправления. Представители власти говорят: жители сами виноваты, засоряют город. Да, это так. Но от признания этого факта положение дел не меняется. Чиновники маскируют этой расхожей отговоркой или свою беспомощность, или нежелание всерьез заняться решением проблемы. В городе есть положительные примеры. Наведен порядок возле многоэтажных домов. Все можно сделать. Нужен организатор. В Пугачеве это Горсовет и подотчетная ему администрация.

Ирина Апухтина