Совсем скоро, в конце декабря, перешагнёт порог долгожительства обладательница ордена «Мать-героиня» Омельгульсема Татлова. Десять детей вырастила неутомимая труженица, повидавшая немало за свои девяносто лет. Родилась она в годы коллективизации в  Пугачёве, где жили деды и прадеды до самого дальнего колена, выходцы из булгар. Мулла дал девочке редкое мусульманское имя,  означающее «дочь пророка», видимо, прося защиты всевышнего для ребёнка из многодетной семьи, где едва сводили концы с концами.  Восемь детей — всё богатство отца и матери. Воспитывали их в любви и строгости. Да и время было такое, что баловать возможности не было. Училась, как и все в посёлке, в четвёртой татарской школе, где национальные традиции почитались и строго соблюдались.
Когда началась война, ей было 16 лет. Вместо каникул — трудовой фронт: старшеклассников посылают на рытьё окопов в Саратов, а их по просьбе отца, завхоза колхоза «Ялкун», отправили на ремзавод грузчиками. Приходилось возить горючее с нефтебазы на завод, грузить тяжёлые детали. В тревожный 1943 год отец решил увезти семью подальше от войны, от голода и холода – в тёплый и сытый Ташкент, где у него были родственники. Мама как раз только родила последнего ребёнка, хотелось, чтобы ей было полегче его растить. Омельгульсема работала вместе с местными девчатами на хлопковых полях, выполняла план наравне с ними, что было трудно для непривычной к труду хлопкороба девушки. Но сельхозработы ей не в новинку, старательности и трудолюбия не занимать – справлялась
не хуже других. Ждали старшую сестру Халимю, которая оканчивала Вольское педучилище и взяла распределение в Ташкент. В 1944 году внезапно умирает мама, семья возвращается в Пугачёв, в родные стены, а Халимя едет по направлению в Узбекистан, как оказалось, на всю оставшуюся жизнь. Работала учителем, потом директором школы в Андижане, была уважаемым человеком, там и скончалась в возрасте 85 лет.

О.Татлова

Все остальные дружной стайкой вели хозяйство, старшие воспитывали младших, работали в колхозе «Ялкун», все вместе ездили в Казахстан на саман. Жили не богато, но и не бедствовали. Радовались вместе со всей страной победе, оплакивали погибших, но в 1947 году остались круглыми сиротами – умер отец. На плечах Омельгульсемы пятеро братьев и сестёр. Замуж она вышла за местного парня Хаммета – высокого светловолосого тракториста с голубыми глазами, пленившими скромную неразговорчивую красавицу. Сестёр и братьев забрала старшая сестра, а она пошла в дом мужа, где уже ютились две семьи: женатый старший брат жил с родителями, а всего в семье было семеро детей. Хаммету приглядели землянку рядом, и они с Омельгульсемой потихоньку выстроили себе довольно большой
крепкий дом, в котором молодые Татловы вырастили десятерых детей. «Всевышний дал одиннадцать, одного не уберегли, а остальные нам в радость, в доме должно быть много радости»,- улыбается мать на вопросы любопытных. Они и правда были все в радость, только радоваться и любоваться ими было особо некогда: даже рожала между делом. Корову в стадо выгонять, а тут за повитухой бежать пришлось. Больниц не знала, до сих пор даже карточки больничной не завела. Что такое роддом, узнала только на самане. В мае поехали всей семьёй на саман на станцию Шиповка под Уральском, а в июне родилась дочь. Всё получалось само собой, никогда ни о чём она никого не просила: «Что надо – Всевышний сам даст, остальное заработаем». У нас слово «многодетные» часто связывается с понятием
«бедные, нуждающиеся в помощи». К Татловым это не относится. Хлебосольная хозяйка, встречая многочисленных родственников и друзей, выставляла на стол огромные караваи хлеба, мёд, беляши, фрукты и овощи, выращенные своими руками, и всем казалось, что запасы в доме неистощимы. В 1971 году в пугачевском ЗАГСе ей вручили орден «Мать-героиня». Кто-то сказал, что ей теперь положены льготы, но никакими льготами она так и не воспользовалась, кроме коммунальных, только ведь они у неё и так были – как у труженицы тыла. Даже пенсию едва выхлопотала: колхозникам поздно стали оформлять, а она, кроме колхоза «Ялкун», нигде не работала.
Дом каждый день был полон гостей, мать никогда никого не спрашивала, зачем пришёл. Пришёл – садись за стол, если хочешь – скажешь, нет – значит, так надо. Племянники часто оставались ночевать, и снова без причины, просто хорошо здесь было, душа отдыхала. Утром в школу никто не просыпал. Если мать подошла и сказала «вставай» , значит, вставай, второй раз никто говорить не будет — ни своим, ни чужим. Слово отца и матери – закон. Лентяев и прогульщиков в семье не было, в школе ни разу ни на кого не пожаловались, дети хорошо учились, были спокойны и уважительны. Как она этого добилась? Может, слово, какое есть волшебное?
Есть, есть у неё это слово – «положено». Почему нужно так делать? – «Так положено». Кем положено – никто не спрашивал, и так понятно: там, на небесах, созданы эти законы гармонии и добра, и не дай бог выйти тебе за их границы. То ли мусульманский менталитет таков, то ли традиции, впитанные с молоком матери, таковы. Кто ответит? И советуется она только с ним, Всевышним, и благодарит его несколько раз в день за трудное материнское счастье, просит заступничества за всех близких. Говорят, имя в начале жизни работает на нас, а потом мы на имя. Как истинная дочь пророка, она немногословна, но каждое слово на вес золота. С годами она стала мудра и никогда не вмешивалась в жизнь детей и внуков. Спросят – посоветует, сделают по-своему – их жизнь, их и ошибки, лишь бы сердцем не ошиблись. Потом просит небеса наставить всех на путь истинный. Видимо, её молитвы быстро доходят, ни один не сбился с пути, все в люди вышли.
А главный секрет её воспитания – собственный пример трудолюбия и доброты. Все рано утром встают на работу да в школу, а она ещё и не ложилась. Меж делами потом вздремнёт, а когда муж да дети возвращаются – уж всё готово и на столе стоит, одежда в порядке, дом блестит чистотой, скотина накормлена. Стыдно не уважать её труд, дети подрастали, рядом с матерью и отцом учились всему и рано становились самостоятельны, выбирали профессию. Выходили замуж, женились и везли своих детей к бабушке за обретением такой простой истины: «Ты с добром – и добро к тебе, живи трудом, ничего не проси – что нужно, само придёт». Почти 17 лет нет с ними Хаммета. Омельгульсема теперь – глава большой семьи. Если собрать всех вместе, стены дома их не вместят, ведь теперь семья
насчитывает 85 человек. У неё 21 внук и 33 правнука, которые любят её до самозабвения и со всех концов земли едут к бабушке. А она гордится ими – военными, железнодорожниками, медиками. Все при деле, и все в большом сердце матери, хранительницы очага.

Л. Шепелева