В 2007 году  нам с женой в наследство достался дом в поселке Тургеневском.  Приехали мы сюда доживать жизнь на вольном воздухе и просторе. Рядом с домом была заброшенная земля – три сотки. По сельским меркам нет ничего.

Я – на поклон к главе Краснореченского муниципального образования Марине Викторовне Шабровой, мол, позвольте привести в порядок землю и использовать участок под огород, плодовые кустарники и деревья.

Марина Викторовна просияла:

— Пожалуйста, занимайтесь, корчуйте старье, сажайте, что хотите, а то, действительно, неудобно – в центре поселка этот участок, как грязное пятно: зарос лебедой,  не ухожен.

Два года мы с женой обрабатывали три сотки: сажали овощи, плодово-ягодные деревца и кустарники.  Вид возле дома изменился, похорошел. Но землю мы обрабатывали, как говорится, на птичьих правах. В любой момент нам могли сказать: это не ваше, освободите площадь. Чтобы покончить с неуверенностью, мы решили взять землю в аренду. С тем я и поехал в Пугачев, в земельный комитет.  Там посоветовали взять участок в собственность.

В собственность, так в собственность. Оплатил все соответствующие работы, которые провел земельный комитет, получили бумаги. Осталось поставить на них два автографа – нашего соседа, что не возражает и никаких претензий на участок не имеет и главы Краснореченского МО, как главного должностного лица, которое дает любому документу законную силу.

Сосед документ подписал, а вот Марина Викторовна категорически отказалась. Ее оскорбил тот факт, что мы поехали в Пугачев, минуя ее служебный кабинет. Честно признаться, ни я, ни жена и думать не думали, что по пугачевскому кабинетному этикету нужно обязательно стучаться в первую дверь, а никак не во вторую. Да и отношения с Мариной Викторовной у нас были хорошие, тем более, что она сама позволила  нам возделывать некогда заброшенные три сотки.

Дальше больше. Марина Викторовна, мотивируя отказ, заявила, что по спорному участку проходит водопровод. Эта новость меня обрадовала. Дом теперь будет с водой. Можно поставить во дворе водоразборную колонку или того лучше, завести воду в жилье, чтобы не таскать ведра. Все – таки, 62 года – не шутка, да и здоровье не богатырское – вторая группа инвалидности. Дело осталось за малым – найти водовод. Сам я, конечно, окоп в полный профиль откопать уже не смогу, поэтому пришлось нанимать людей со стороны.

Вот уже год я пытаюсь отыскать на участке в три сотки следы водопровода. На глубине метр восемьдесят сантиметров  были обнаружены источенные ржавчиной трубы теплотрассы, которая шла от старой котельной. Котельная уже почти полвека не работает.

Я обратился к главе администрации Пугачевского района Дмитрию Анатольевичу Бондарю. Тот направил в поселок комиссию. Приехали представители земельного комитета. Никакого водопровода не обнаружили. Но глава муниципального образования стояла на своем: есть водопровод!  Тогда я снова нанял работников, чтобы углубить траншею до 2,2 метра. В общем, дошли до материковой породы, а водовода не обнаружили.

Водой в поселке Тургеневском  ведает депутат Чупиков.  Он не принимает от меня письменные заявления и отказывается  выдать справку относительно водовода. Я понял, что на месте ничего не добьюсь и обратился к главе Пугачевского района Владимиру Петровичу  Зубову. Прием получился теплый, можно сказать, душевный. Владимир Петрович вспомнил мою супругу, с которой учился в одной школе, вспомнили мы  добрым словом маму главы, учительницу физики. В общем, пообещал Владимир Петрович мой вопрос решить. По его распоряжению на участок вновь прибыл руководитель земельного комитета Михаил Федорович Корнеев. Он осмотрел «мой окоп», убедился, что копать глубже не имеет смысла. Но  Марина Викторовна ничего не хотела слушать или слышать. Начальник земельного комитета сказал, что не может пойти против позиции главы Краснореченского муниципального образования. Свита играла короля. Чем дальше развивалась история трех соток, тем меньше в этой истории оставалось здравого смысла.

Я неоднократно просил показать мне чертежи, на которых обозначен злополучный водовод. В ответ – тишина. Через неделю после посещения Корнеева мы с женой снова поехали к Владимиру Петровичу Зубову. На этот раз попасть на прием оказалось сложнее. Секретарь не хотела пускать к главному должностному лицу района.  Но мы дождались своей очереди и вошли в кабинет. Вновь был вызван Корнеев. Я предложил: если Марина Викторовна Шаброва уверена, что через спорный участок проходит водопровод, то пусть она даст соответствующую команду и мне, инвалиду II группы и пенсионеру помогут провести воду в дом! Я готов отдать за это две своих пенсии, только, чтобы раз и навсегда закрыть этот вопрос.

Вот тут главу района как подменили. Он сделался пунцовым и закричал: «Ты, что мне тут, права будешь качать? Пошел вон из кабинета! Чтобы ноги твоей здесь больше не было, будешь ты мне еще Маринку обижать!»

Я прожил немало лет, был в разных ситуациях, но никогда не испытывал такого унижения. Все это происходило в присутствии жены. Уже не было школьного знакомства. Уже не было ничего, только звон в ушах и немой вопрос: за что?

Марина Викторовна Шаброва, в зубовском просторечии Маринка, наверное, еще долго будет при исполнении. У нее большой административный стаж. И, если Зубов не «позволяет ее обижать», то, видимо, и Марина Викторовна не позволит «обидеть Зубова». Скоро выборы. Владимир Петрович осуществляет смотр сил. Команда, сформированная по принципу преданности, уверенно шагает в ногу.

В.А. Клейменов, пенсионер, житель п. Тургеневский.

На снимке: В. Клейменов в поисках воды