1080_900

Первое упоминание о водопроводе в Николаевске датировано 1903 годом. Тогда при Управе была создана комиссия, которая пришла к выводу, что следует строить городскую систему водоснабжения. Во — первых, это обеспечит пожарную безопасность, а во-вторых, на порядок поднимет социальное обустройство уездного центра.

По приглашению местных властей проектировать и строить водопроводные сети в Николаевск прибыл инженер Генрих Иванович Сасонко. Он выполнил проект электростанции и водопровода и к 1913 году завершил строительство объектов. На стене старой водозаборной станции до сих пор сохранилась стальная пластина с именем Г.И. Сасонко. В 1982 году, сохраняя преемственность, строители нового водозабора хотели оставить на фасаде такую же памятную медаль с именем прораба В.П. Афонина. Но власти запретили это делать. Чужая слава всегда является предметом зависти.

Г.И. Сасонко построил в Николаевске водопровод длиной 8,5 километра. Ежедневно город получал до 100 тысяч ведер воды.

Вода стоила денег. Ее продавали в специальных водоразборных будках. Это что – то вроде нынешних киосков или ларьков. На весь Николаевск было восемь таких торговых точек. Помимо будок, в городе установили 60 пожарных гидрантов. Водопровод в доме имел сам инженер Сасонко и племянница известного лесопромышленника Капочка Ястребова. Во дворе местная красавица разводила цветы. Она любила красоту.

Трубопроводы были чугунные и деревянные. Деревянные делали и из двух половинок мореного дуба. Такие трубы разбухали и плотно держали все стыки и соединения. В Пугачеве последнюю деревянную трубу заменили 30 лет назад. Чугунные трубы, проложенные еще при царе, до сих сохранились в системе действующей разводящей сети.

С момента пуска водопровода в течение почти полувека инженерная сеть оставалась без изменений. Сначала была первая мировая война, потом революция, гражданская война, разруха, Великая Отечественная война. Те же водоразборные будки, коромысла, тележки с бочками.

Возьмите фотографии Пугачева тех лет — ни деревца, ни кустика, ни огорода. Серость не от низкой культуры, не от лени, а от высокой цены на воду. Даже в середине 50-х годов прошлого века за ведро воды каждый платил пять копеек. Это сейчас хлещут направо — налево. Не потому, что людям чужда экономия, а потому, что только поколение назад была сформирована и активно внедрена в умы идеология пугачевского водного изобилия.

С 1956 года власти приступили к активной прокладке инженерных сетей. Главный архитектор Д.А. Михеев, известный строительством летнего театра, дома коммунаров и первого городского фонтана, спроектировал водовод в залинейную часть города. Появились водоразборные колонки, началось озеленение Пугачева.

Город быстро вычерпал проектные 100 тысяч ведер. Увеличение забора воды за счет монтажа дополнительного насоса не изменило ситуацию. Во дворах предприимчивые хозяева бурили землю на 10-12 метров, добывали грунтовую воду.

Со стороны властей последовали запреты на подключение домов к водопроводу и ограничение на полив. Возможно, со временем дефицит воды сформировал бы бережное отношение к ресурсам, но на пороге стояла мелиорация.

Начались преобразования Пугачева. Новый водозабор обладал мощностью, которая давала избыток воды на 50 лет вперед. При строительстве объекта возникали технические трудности. Насосная станция первого подъема оказалась на плывуне. С плывуном безуспешно боролись два года. Укрепить основание на проектной отметке смог только взвод военных строителей, доказав на практике, что поговорка «два солдата из стройбата заменяют экскаватор» придумана неспроста.

Идеологию водной феерии партийная власть начала формировать еще при строительстве водозабора. Формула была проста и доходчива: потерпите, товарищи, воды будет -хоть залейся. Людей готовили тратить ее сверх меры. Так что ничего удивительного в нашем нынешнем расточительстве нет. Экономить воду призывает только директор «Водоресурса» С.И. Коршунов, но самостоятельно он вряд ли добьется порядка. Ему нужна общественная поддержка.

Ввод водозабора в работу явился событием. Водопроводная сеть к тому времени составляла 138 километров. Она трещала, не выдерживала давления. Вода лилась рекой. Вдобавок, новый магистральный водовод стремительно разрушили вихревые токи. Большие потери воды привели к потребительскому отношению населения к ресурсам. Течи устранили, но отношение осталось.

Пугачев так и не стал индустриальным центром мелиорации Заволжья. Не состоялся завод трубопроводной арматуры, не последовал вслед за этим 15 -тысячный прирост населения. Наоборот, существующая производственная база съежилась и обмельчала до неприличия. В таком состоянии город вынужден содержать мощный водозабор. Трудно сказать, что мы сейчас оплачиваем. Несостоявшиеся прошлые мечты или возможное будущее благополучие Пугачева. Город имеет инженерные коммуникации, а это всегда привлекательно для инвесторов. Только капиталы к нам не текут.

С. КОВАЛЬСКИЙ