Священник А.В. Капцов в декабре 1974 года провел свою первую службу в Пугачеве. С тех пор прошло ровно 39 лет.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Анатолий Васильевич, как известно, пророков в родном отечестве не бывает. Тем не менее вы рискнули проповедовать в городе, где родились и выросли. Откуда такая решительность?

— Да не было никакой решительности. В саратовской епархии я получил приход в Дергачах. Райцентр мне понравился. Величественный храм, добрые люди. Жена быстро устроилась на работу. Но через три недели архиепископ Пимен направил служить в Пугачев. Владыка ко мне был достаточно расположен, но ни тогда, ни после он не назвал причину, которая повлияла на его решение. Поверьте, я не хотел ехать сюда, просил владыку оставить меня в Дергачах, но он ничего не стал менять. Первая служба в Воскресенском храме пришлась на день Святителя Николая.

— У Воскресенского храма счастливая судьба. Он не был разрушен в эпоху атеизма. Известно ли вам, кто спас собор?

— Когда прошла директива сносить культовые сооружения, взялись за колокольню. Сломать ее оказалось непросто. Разбивали ее четверть века. Но, сбросив колокола, власти решили взяться за храм. Зуд разрушения не давал покоя. Обсуждение шло на заседании райисполкома. Там присутствовал тогда еще начальник РайЗО Борис Александрович Душков. РайЗО — это организация, похожая на нынешнее управление сельского хозяйства. Борис Александрович был человеком всесторонне образованным, умным. Как оказалось впоследствии, происходил из дворян. Но тогда его родословной, крамольной для большевиков, никто, естественно, не знал. Надо полагать, Душков понимал, что никакими ссылками на художественную ценность сохранить храм невозможно. Поэтому предложил использовать его как хранилище зерна нового урожая. Чтобы погасить ярость мракобесов, Борис Александрович посоветовал сломать статую античного бога Меркурия на башне бывшего магазина Шмидта. Идея понравилась. Языческого Меркурия сбросили вниз. По всей вероятности, тут же отчитались о проделанной работе, и все успокоились.

Бориса Александровича Душкова город незаслуженно забыл. Он руководил районом, сохранил собор, написал вместе с К.И. Журавлевым книгу об экономических, геологических, природно – климатических условиях нашей территории, написал монографию по выращиванию твердой пшеницы в Заволжье, которая, возможно, до сих пор представляет собой научную и практическую ценность.

— Самое главное дело, которым вы гордитесь ?

— Мне удалось восстановить росписи Воскресенского собора. Я познакомился с Анатолием Владимировичем Трескиным, лауреатом Государственной премии, выдающимся реставратором, который вернул миру Петродворец. Я хотел придать нашему собору первоначальный облик. Трескин откликнулся на просьбу и работал целый сезон в Пугачеве. Он восхитился нашим собором. Власти неодобрительно относились к восстановлению исторических фресок. Тем не менее нам удалось сделать основной объем работ. Я участвовал в строительстве храма в Перелюбе, восстановлении монастыря, огородил территорию воскресенского храма. У меня есть награды: крест с украшениями и орден Преподобного Сергия.

Я с радостью смотрю на то, как нынешние священнослужители преображают воскресенский храм. Восхитительны его золотые купола.

— Вы на пенсии, но продолжаете служить. Где ваш приход?

— Я – настоятель Рахмановской церкви святителя Николая, настоятель храма – часовни Димитрия Солунского.

— Что вы желаете в преддверии Нового года себе и людям?

— Себе покоя, всем — благополучия и веры.

Вопросы задавал Н. Петров