Оставив Мельпомене горечь сцен…

 В гостях у «Пугачевского времени» кинорежиссёр, сценарист, актёр театра и кино, журналист, Заслуженный деятель искусств России Виталий Эдуардович Максимов.

Максимов

—  Виталий Эдуардович, скажите, по внутреннему содержанию, отношению к окружающему миру, Вы больше советский человек или достаточно перестроенный и вписанный в реальность, в которой мы сейчас живем?

— На этот вопрос, наверное, нельзя ответить однозначно. В нас… Ну, давайте, отвечу за себя, а не за всё поколение. Во мне уместилось советское воспитание, начальное, среднее и высшее образование. Я прошёл все стадии идеологического состояния советского холопа — от октябрёнка до члена КПСС. Вместе с этим, во мне же теплилась скрытая симпатия к обновлению, к демократии, к «западным ценностям» и желание изменить советский образ жизни, повернуть его в сторону Америк и Европы… Пройдя вместе со своей страной от «перестройки» до «перестрелки», миновав болезненную эйфорию свободы от развала огромной империи, я вписался в нынешнюю реальность, ощущая с ней, порой, полный разлад. Антон Павлович Чехов в одном из своих писем очень образно описал «перпетуум мобиле» нашей жизни: «мы, русские, обожаем своё прошлое, ненавидим настоящее и боимся будущего». Если честно, то не всё обожаемо мною в прошлом, не всё ненавидимо в настоящем, а вот, о будущем даже подумать страшно…

— Вы всегда очень трепетно, с большой любовью и уважением вспоминаете своего учителя Андрея Алексеевича Попова. Написали о нем книгу. Вы сняли цикл передач об ушедших из жизни актерах. Когда этот мир оставляет артист, поэт, художник, любимый поколениями — говорят: ушла эпоха. Ничто не возникает из ничего и не исчезает бесследно. Куда, по-вашему, уходят эпохи?

— «Эпохи» – те же люди. Они живы в тех, кто их помнит. Дальше, когда по Шекспиру, «распадается связь времён», они исчезают почти бесследно, оставаясь, разве что, в изменчивой и пристрастной Истории. На могиле своего Учителя мы недавно согласились со своими «однокорытниками», коллегами и друзьями, что на это святое для нас место, вряд ли с такой регулярностью будут приходить с цветами те, кто не видел, не знал, в общем – то, и знать — то не желает, чем и кем жили предыдущие поколения. У меня позади горький опыт преподавания на режиссёрском факультете ВГИКа им. С.А. Герасимова. После двух лет существования мастерской я покинул институт добровольно, посчитав себя плохим педагогом и ужаснувшись побочным эффектом коммерческого «образования» в творческом ВУЗе. Но я не понаслышке знаю, чем живут нынешние студенты. Так вот, в большинстве своём, не историей отечественного кинематографа они там живут. Не она даёт им творческие ориентиры. Голливуд – вот их вершина, Олимп, глядя на который, у них «свёрнуты» шеи. Слава Богу, конечно же, есть исключения, но в основном, «демократизация» и «либерализация» сделали своё дело: мы вырастили уже не одно поколение «киборгов, обложенных гаджетами», которым многое, из того, что ценно для нас, извините, — «по барабану». Резко я рассуждаю? Да. Но это моё субъективное ощущение, не претендующее на истину в последней инстанции.

— Читая Вашу биографию, у меня сложилось впечатление, что Вы всегда что-то ищете, Вам тесно в рамках одной профессии. Что Вами движет? Стремление успеть, по максимуму реализоваться, «чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы» или что-то другое?

— «По максимуму реализоваться»? Пожалуй… Фамилию-то какую ношу? – Максимов! Почти «Максимумов». А если серьёзно, — и «тесно», и развлекаю себя, как могу. И вообще,- люблю разнообразие, то есть,- разные образы, а не безобразие, что есть для меня – «без Образье», — полное отсутствие художественных образов. Отслужив Мельпомене в итоге 15 сезонов в трёх московских театрах, показалось, что способен на большее: увлёкся режиссурой и журналистикой, публицистикой и написанием сценариев для документального и игрового кино, ну, и т.д.

С Казаковым

— С началом перестройки тележурналисты отвоевали место ведущих у профессиональных дикторов. Как человек, знающий эту кухню изнутри, скажите, есть вероятность, что грамотная речь и профессиональная подача информационного материала вернутся на наше телевидение?

— К сожалению, таких позитивных перспектив пока незаметно, хотя ещё существует плеяда телевизионных журналистов уже, увы, старшего поколения, представители которой — на генном уровне хранят былые нормы языковой культуры, являясь и в жизни людьми, унаследовавшими полувековые традиции советского телевидения, с грамотной прямой речью, правильно расставленными ударениями и хорошо поставленными голосами, интеллигентными манерами и природной телегеничностью. Назову несколько имён мне близких – моих друзей: это — Борис Берман – блестящий, интеллектуальнейший журналист и ведущий программы «На ночь глядя» на «Первом канале» со своим достойным воспитанником и соведущим Ильдаром Жандарёвым. Известный многим советским телезрителям неподражаемый Владимир Молчанов, — автор и ведущий некогда популярной телепрограммы «До и после полуночи», ставшей подлинным рупором объявленной «гласности». Кстати, мне посчастливилось быть одним из корреспондентов этой программы. Далее — журналист – международник Пётр Фёдоров, когда –то – спецкорр советского ЦТ в Австралии, руководитель нынешней русской версии «Евроньюс», редко, но «метко» появляющийся в эфире ВГТРК, где он является шефом Международного Департамента. Вот, с кого хорошо бы молодым корреспондентам брать пример в объёме знаний и владении русским языком. Освещающий на ТВ тему «России, которую мы потеряли», журналист и историк Алексей Денисов, далее — Владислав Флярковский – опять же,- прекрасный, талантливый журналист, «лицо» телеканала «Культура». Пожалуй, ещё один хороший пример, с которым не имею чести быть лично знакомым, — Андрей Норкин «НТВ». Несмотря на то, что в его программе обсуждаются вопросы политики, он обладает достойной культурой речи и является прекрасным примером ведения тв-шоу. Добавлю в список и интеллектуала Александра Гордона («Первый канал»).

Что касается, царящего теперь не только на ТВ, но и во всех СМИ — общего уровня культуры и профессионализма, то он заметно «проседает» из года в год, являясь отражением процессов, охвативших всё наше общество, теряющего морально-нравственные критерии. Лично я вижу прямую связь между падением образовательного уровня и мутирующей системой массовой коммуникации в нашей стране.

— В последние годы ностальгия по советскому прошлому стала характерна не только для тех, кто застал это время, но и для поколения совсем юных, рожденных в нулевых. Как Вы думаете, не связано ли это в какой-то мере с притягательной магией советского кино?

Кинофестиваль

— Я уже вместе с Чеховым ответил на этот вопрос: «обожаем своё прошлое». Но, как интересно, что это самое наше «обожаемое прошлое» когда-то ведь было ненавистным настоящим. Вот — парадокс. Нынешняя рыночная идеология, «религия» спекуляции и накопительства не привели к социальной справедливости. Основная масса нашего народа продолжает страдать, несмотря на демократизацию, политические и социальные перемены и технический прогресс. По данным «ЦИОМ» (Центр Изучения Общественного Мнения) — 10% населения современной России регулярно не доедает, а почти 30% не может позволить себе купить что-то необходимое из одежды. Поэтому и возникает эта «фантомная ностальгия» по СССР. По вечерам бабушки и дедушки вместе с родителями на кухнях рассказывают своим детям и внукам, как было там бесплатным образование и медицина, продукты «с тем самым, знакомым с детства» — настоящим вкусом, в огромной стране, где были «человек человеку – друг, товарищ и брат». Вот, и поддаются этой домашней пропаганде «рождённые в нулевых». Ну, а кинематограф того времени в виде наглядного и качественного примера романтики и добропорядочности, подлинного патриотизма, отсутствия современной пошлости, жестокости, разврата, алчности и фамильярности, пример единства всего народа, хоть во многом и искусственного.

— Серьезно занимаясь  журналистикой невозможно остаться аполитичным. Как-то Вы сказали, что национальной идеей может вполне стать стремление быть лучшими. Но для этого государство и чиновники должны повернуться лицом к людям. А как на практике заставить их повернуться? Без жалоб президенту во время прямой линии, без объявления голодовок и перекрытия федеральных трасс?

— Владимир Путин считает, что «прямая линия» Президента по-прежнему должна существовать. Иначе, она недавно не прошла бы уже, если не ошибаюсь, в 15 раз. Он также уверенно говорит о том, что действующую власть в стране необходимо конструктивно критиковать. И это действительно происходит. Разного уровня чиновников ловят, публично наказывают за воровство, за взятки и т.д. Хорошо бы ещё соблюдалось равенство в наказаниях. А то,- одному за то, что с голода украл – по полной, а другому или другой,- за миллиарды, «свистнутые» из оборонного бюджета – по минимуму. Глядишь, а она уже на свободе и с чистой совестью… Несправедливо получается. Вот, с подобным неравенством и нужно бороться прежде всего, чтобы чиновников разуверить в их безнаказанности. На мой взгляд, у нас в России, да и во всём мире, на самом деле, мало, кто ценит вклад любого политика или государственного деятеля по- настоящему. Такова человеческая природа. Отсюда и вечные споры о том, хорош ли Иван Грозный, Пётр Великий, Ленин или Сталин… Достойны они памяти, или на них нужно наложить вечный «бан». Как мы все приветствовали «перестройку» Горбачёва, потом поддерживали Ельцина, переизбирали его на второй срок, а теперь большинство называет и того, и другого разрушителями великой страны, предателями народных интересов. В этой связи, мне думается, что рейтинг любого политика, в том числе, и В.В. Путина, может рухнуть в три дня, как рухнул СССР, если он не начнёт справляться с внутренними проблемами, не предприняв быстрых и эффективных мер по обеспечению реального, а не пропагандистского уровня жизни малообеспеченной части народа. И делать это необходимо не раз в год по телевизору или в виде новогодних смехотворных подачек размером в 5000 рублей, а каждодневно, имея, наконец, чёткую экономическую программу и заставляя правительство работать также усердно, как это делает он сам. Народ пока одобряет его самоотверженный образ жизни с невероятным количеством командировок, умение говорить с простыми людьми, помогать им, защищать Российские интересы на международном уровне и т.д. Уверен, что электорат изберёт его ещё на один срок, если в оставшиеся до выборов несколько месяцев, почувствует серьёзные перемены к лучшему в экономике и социальной сфере. Если это стронется с мёртвой точки, то будет честь ему хвала. Нет? Тогда бродящая пока, как «лебедь, рак, да щука» оппозиция консолидируется и будет иметь повод раскачивать внутриполитическую ситуацию. Полезут во власть всякие «нахальные» с глазами лейтенанта, и ничего хорошего ждать не придётся. Почему? Потому что, полезут они ради своей власти, а не ради народа. В этом я абсолютно уверен.

— Вы несколько лет были художественным руководителем, режиссёром-постановщиком и генеральным продюсером сатирического киножурнала «Фитиль». Сняли более 160 игровых сюжетов с лучшими советскими и российскими актёрами. Что сейчас с легендарным «Фитилем»?

С актерами

— «Фитиль» отмечает в 2017 году свою круглую дату – 55 лет. Есть договоренность о проведении торжественного юбилейного вечера в московском Доме Кино на Васильевской. Дата назначена — 7 декабря. Но особо торжествовать не приходится, так как пошёл 10 год со дня закрытия телевизионной версии киножурнала. Увы, экономический кризис 2008 года и уход из земной жизни в 2009 году основателя и руководителя сатирического киножурнала «Фитиль» — поэта, писателя и общественного деятеля СССР и РФ Сергея Владимировича Михалкова прервали статусное существование редакции, а заодно, и связь со зрителем. Сам «бренд» сохраняется в памяти народной, в Интернете крутятся многочисленные, в том числе, и снятые мною сюжеты, а вот финансирование новых выпусков уже давно прекращено. Сохраняется только вера в то, что в какой-то прекрасный день раздастся долгожданный телефонный звонок, и мы – уже ветераны этого жанра, ещё успеем заново зажечь наш старый, добрый «Фитиль».

Давайте не стесняться старых стен…

— На мой взгляд, не тупо созерцающего мелькание кадров, а думающего и анализирующего зрителя, в современных актерах пропало то, что называется масштабом личности. То, что было у Шукшина, Буркова, Леонова, Ульянова, Козакова и многих других. Как Вы думаете, почему?

С Михалковым

— Не совсем соглашусь с Вами, Сергей! Во многом пропало, но не совсем. У нас в среднем и старшем поколениях есть прекрасные продолжатели старых традиций советского кино, её актёрской и режиссёрской школ. Их немного, но они достойны своих Учителей. Их список известен, не буду его здесь собирать, чтобы случайным забвением не обидеть кого-нибудь. Но, ещё раз посмею на страницах вашей газеты «обидеть» молодых театралов и кинематографистов. С ними пока происходит настоящая драма. Им в творческом смысле пока нечем поделиться с людьми, нечего сообщить что-то важное зрителям. Мне кажется, что наступила эпоха агрессивно-невежественного дилетантизма во всех сферах творческой деятельности: в кино, в театре, на телевидении, в других СМИ. Помимо этого, в «поп – арте» довлеет тяга к яркой форме при полном отсутствии идейного содержания. Нигилизм в истории и в искусстве порождает поверхностность в подходах к предмету. Художнику необходимо что-то или кого-то страстно любить в своей жизни, тогда и высекается искра. А «лепить» умозрительные образы по каким-то оторванным от реальной жизни формулам – удел тех самых «киборгов, обложенных гаджетами», которых я уже упоминал. В начале 90-ых мне довелось взять последнее интервью у писателя- диссидента, моего однофамильца Владимира Максимова, лишённого гражданства и изгнанного советским режимом из СССР на Запад. Того, что издавал долгие годы антисоветский политический и религиозный журнал «Континент». Он с печалью в глазах тогда отметил, что по его мнению, Россия – страна убывающего плодородия талантов…  Так ли это? Не думаю. Верится, всё же, что Господь не оставит наш одарённый народ, и «на Марсе будут яблони цвести»…

— Помимо многочисленных творческих талантов, жизни полной событий и интересных встреч, судьба преподнесла Вам еще один сюрприз. Вы не спали полтора года. Совсем. Как Вы пережили этот период?

Максимов

— Пережил. Было поначалу ужасно, паниковал, не понимал, что происходит, бегал по кабинетам докторов, но потом свыкся, успокоился и воспользовался этой данностью, ведь к моим суткам прибавились дополнительные свободные для работы часы. Я написал за эти полтора года книгу, которую так и назвал,- «Мне не спится». А мой давний товарищ – Дмитрий Харатьян вместе со своей женой — актрисой Мариной Майко подсказали мне китайского врачевателя по фамилии Дворянчиков. Он –то и помог мне вернуть сон. С тех пор Морфей посещает меня регулярно, но особо не задерживается. Наполеон утверждал, что солдат должен спать 5 часов, офицер – 6, а 7 часов спят только дураки. Вот, раньше, до этой полуторогодовалой бессонницы, я был по классификации Императора Франции настоящим «дураком». Теперь же, – в зависимости от усталости,- «солдатом» или «офицером»

— Как-то в Вашей ленте новостей на Фейсбуке, я наткнулся на фотографию молодого Константина Эрнста. Под ней стоял Ваш комментарий. Дословно не помню, но смысл такой: фото Кости Эрнста до того, как он поймал «звезду». С одной стороны понятно, что вы знакомы, с другой — характеризуете Вы его нелестно. Есть из-за чего?

— Я разместил своё фото вместе со своими давними товарищами — кинорежиссёром Владимиром Хотиненко и генеральным директором «Первого канала» телевидения Константином Эрнстом. На фото Владимир Иванович запечатлён прикуривающим сигарету. Моя подпись была дословно следующей: «Когда-то Володя Хотиненко курил, а Константин Эрнст дружил»… Разве, можно назвать это «нелестным отзывом»? Хотиненко теперь давно не курит, а Костю я последний раз встречал на отпевании Сергея Владимировича Михалкова в Храме Христа Спасителя в 2009 году. С тех пор мы не виделись и не созванивались, как это бывало прежде. То есть, наша былая дружба и товарищество держат супер паузу, пока не появится повод для их продолжения. Я никого не предавал, не отрекался, и по-прежнему храню о нашем прошлом тёплые воспоминания.

— Вы сняли большой цикл фильмов, посвященных малоизвестным страницам нашей истории, прославляющих героизм русского солдата. Фильмы потрясающие, особенно «Осовец. Крепость духа». Это именно то, на чем должны воспитываться будущие поколения. Телеканалы охотно идут на контакт? Берут Ваши работы?

— Я действую по заказу телеканалов. То есть, предлагаю свой сценарий, а они финансируют производство, выкупая себе исключительные права на мои фильмы. На самом деле, в этом направлении сейчас всё стало очень сложно… Выделяемых телеканалами денег едва хватает на создание продукта. Как продюсеру приходится работать в убыток, уговаривать, к примеру, друзей актёров жертвовать своими гонорарами, ради сакральной темы. Мне регулярно благотворительно помогает, например, мой друг – многим знакомый, блестящий актёр Сергей Чонишвили, читающий вместе со мной закадровый текст. А, в недавнем фильме «Не числом, а уменьем» о походе 17 Егерского полка под командованием полковника Павла Карягина в 1805 году, когда 493 русских штыка остановили и победили 40 тысячную персидскую армию, не дав ей вторгнуться в Восточную Грузию, так вот, в этом фильме совершенно бесплатно приняли участие Валентин Гафт, Виктор Сухоруков, Владимир Зайцев, Сергей Насибов, Юрий Чернов, Сергей Баталов, Артём Михалков, Михаил Богдасаров, Саид Багов и всё тот же Серёжа Чонишвили. Я искренне благодарен им и готов ответить тем же. Так что, сложная сейчас судьба у исторического документального кинематографа. Отвечая на последнюю часть Вашего вопроса, Сергей, скажу: телеканалы неохотно идут на контакт с нами – авторами и производителями документалистики. Но мы, как и герои наших фильмов,- не сдаёмся…

— Как актёр Вы дебютировали в кино в 1976 году в фильме «Дни Турбиных» в эпизодической роли юнкера. А в какой роли Вы снялись, (не люблю этого слова) в крайний раз?

Из фильма

— В роли Седова — майора «СМЕРШ» в латвийской киноленте «Альтернатива Гутмана». В Российском прокате она ещё не появилась, но в самой Латвии её продюсер, автор сценария, режиссёр и исполнитель главной роли Александр Мирский не широко, но показывает. Поскольку, в этой картине создатели – латыши, евреи, мы с моим партнёром, замечательным актёром и близким товарищем – Василием Мищенко – русские, попытались рассказать объективную правду о войне, исходя из определённых тенденций политики Латвийской Республики – члена ЕС, как я понимаю, появились особые обстоятельства, сделавшие невозможным широкий прокат этой ленты в демократической Латвии. Надеюсь, российский прокат или показ на каком-то из наших телеканалов в ближайшем будущем всё-таки состоится.

— Если можно, несколько слов о своей семье?

— Мои предки по отцовской и материнской линии – кадровые офицеры царской, красной, советской армий. Прадед и прабабушка – Николай Иванович и Александра Яковлевна Максимовы были расстреляны в Орле в 1917 году, в ходе революционных беспорядков. Причина расстрела тогда формулировалась просто: «из революционной целесообразности», ещё проще, — за офицерство. Никаких документов и фотографий не сохранилось. Тем не менее, как я сказал в самом начале нашей беседы,- в таких судьбах, как моя, а их в России очень много, в них умещается всё. Моему деду – их в то время 11 летнему сыну удалось спастись. Он попал в приют, затем повзрослев, выучился и стал советским кадровым офицером, членом ВКП(б), КПСС. Потом появился мой отец. И он стал кадровым военным, членом КПСС… Мне также пришлось какое-то время называться коммунистом, я этого не скрываю. Вот, только военным стать не довелось, хоть и пытался в начале своего пути. Поэтому, я всё меньше и меньше поддерживаю неумолкаемые особенно в 2017 году – в столетнюю годовщину большевистского переворота, споры между, так называемыми,- «красными» и «белыми». Все красные и белые давно на погостах. А нас там – в 1917 и далее — до 1922 г. не было. Как там было, мы не видели, и неизвестно, какой сделали бы выбор мы, если бы нам пригрозили «революционной целесообразностью». В общем, — если бы, да кабы… история не любит и этого.

— Вы были хорошо знакомы с Сергеем Владимировичем Михалковым. Что он был за человек в обычной жизни?

С С. Михалковым

— Он был замечательным, талантливым, как ребёнок наивным, как старейшина мудрым, добрым, помогающим очень многим, в большинстве своём, — совсем незнакомым людям, человеком. Он сумел себя правильно вести с Кремлём, заставляя его обитателей уважать то, что он делал в творчестве и общественной жизни, и никого при этом за всю свою жизнь не предать. Мне посчастливилось не только работать с ним, но и по-человечески дружить на протяжении долгого времени. Я посвятил ему в своей книге «Мне не спится» большую главу и стал составителем вместе с Людмилой Салтыковой – его помощницей в «Международном Союзе Писателей» — другой книги. Она называется «Сергей Михалков. Самый главный великан», вышла к его 100-летию в 2013 году в издательстве «АСТ». Книга есть в свободном доступе в Интернете, можете почитать.

— У Вас есть рецепт как жить в гармонии с собой и людьми? Что для этого нужно?

— Не знаю насчёт рецептов для гармонии… Но есть строки Булата Окуджавы, которые мне близки по духу:
«Совесть, Благородство и Достоинство!
Вот, оно – святое наше воинство!
Протяни ему свою ладонь.
За него не страшно и в огонь.
Лик его высок и удивителен.
Посвяти ему свой краткий век.
Может, и не станешь победителем,
но зато умрёшь, как человек»
Думаю, ничего разъяснять не требуется.

—  Что бы Вы хотели пожелать читателям нашей газеты?

— Здоровья, терпения, добра! А ещё, — «Пугачёвского времени», но не бунта, — бессмысленного и беспощадного…  Хватит, не надо больше России бунтовать. Надо учиться заставлять действующую власть поворачиваться к народу без крови. Как? Поговорим об этом в следующий раз. А сейчас, благодарю вас, дорогие читатели, и Вас Сергей, за внимание, честь имею!

Беседу вел С. Аристов