Культуры в нас нет или совести, а, может, городского порядка. Стихийно как-то жить стали с матерными, на всю площадь, песнями, автомобильными противотоками, пивными бутылками, собачьими стаями  и падающими, как в сказке, деревьями. Одна отрада была – Иргиз, и то все берега – в бытовом хламе. Люди удивляются – и что с рекой происходит?  Тысячи лет была прозрачная, а тут помутнела, обзавелась марганцем в атомарном и разновалентном состоянии. С чего бы?
Директор «Водоресурса» С.И. Коршунов насчет речной воды высказал опасение. Может, что сгустил, но, в принципе, от истины далеко не ушел. Борется С.И. Коршунов с мутью и  марганцем, тяжелым металлом, который не способствует укреплению здоровья.
Марганец в Иргизе присутствует, но в незначительном количестве и в придонных слоях. В разводящую сеть вода поступает после очистки и соответствует санитарным нормам. Это не досужие домыслы, а  данные  начальника пугачевского  роспотребнадзора  В. А. Чаева. Тот в заблуждение никого вводить не  собирается. Зачем ему?
Нет данных о плохом качестве воды у государственного инспектора по охране окружающей среды А.Г. Новокщенова. Купаться можно – никаких запретов, а что касается мути – это от высокой майской температуры. Весь речной растительный мир тронулся в рост, и картина, которая случается в Иргизе на излете июля, «нарисовалась» весной.
Однажды, обеспокоенный речными проблемами, юрист В.А. Турабов взял пробу воды из крана и отправил ее в столицу на независимую экспертизу. Доверяй, но проверяй – хорошее качество. Ответ: вода, в основном, соответствует ГОСТу. Есть некоторые превышения по мутности. Ее присутствие в водоразводящей сети связано с двумя обстоятельствами. Раньше забор воды производили с придонных, «чистых» слоев. Теперь там марганец, и воду для Пугачева забирают из верхних слоев, теплых, насыщенных растительными микроорганизмами. Чтобы от них избавиться, нужно дополнительное оборудование, то есть деньги. В общем-то о них и говорил директор «Водоресурса» С.И. Коршунов. Зря старался. Город у нас такой: с чем ни обратишься – денег нет. Чины к стульям прилипли, рекорды ставят по продолжительности присутствия. Присутствовать получается десятилетиями, но бюджет от этого рублями не наполняется. Зато хорошо удаются письма. Письмо – туда, письмо – сюда. Как правило, без ответа.
В реке есть железо. Но железо – не тяжелый металл, и вреда от него в тысячу раз меньше, чем от марганца. Пробы воды, взятые в полукилометрах вверх и вниз от пансионата «Пугачевский» показали некоторое превышение норм содержания железа. Но это не главная проблема пансионата. Главная – там нет очистных сооружений, и стоки проникают в грунт. Достигают они водоносных слоев, не достигают – никто не знает. Нужно вести бурение скважин, брать пробы, но опять: «Где деньги, Зин?».
Иргиз, перегороженный множеством плотин, потерял свой вековой ход к Волге, застоялся, зацвел. Полтора года назад из Пугачева в адрес правительства России была направлена докладная записка в связи с подготовкой к большому совещанию, где должны быть приняты меры по борьбе с маловодьем. В записке говорилось: «Основной причиной высокой концентрации ионов  марганца, особенно в донных отложениях реки, являются застойные явления, вызванные недостаточным водообменом».  Решением проблемы, говорится в документе, может стать  строительство на Иргизе в районе Пугачева гидроузла с водопропускными сооружениями, позволяющими очищать реку от донных отложений. Дело масштабное. Когда начнется и когда закончится – никто не знает. А от бытового хлама избавиться – это можно. Но команды нет, поэтому – тишина.

Г. Аристов

Вам на заметку:

Собираетесь в командировку и ищете жилье? Хостел в Перми — это единственное предложение во всем городе с низкими ценами и отличными условиями для проживания.