В гостях у «Пугачевского времени» врач – физиотерапевт реабилитационного центра «Дом здоровья»

Сергей Евгеньевич Партолин

SONY DSC

— Сергей Евгеньевич, расскажите, кто Вы, откуда, как и почему стали врачом?

— Родом я из Забайкальского края. Несмотря на то, что большинство моих родственников медики, о профессии врача я после окончания десятилетки не помышлял. Хотел стать летчиком. Поступил в летное военное училище. Побыл курсантом неделю и понял, что с моим характером ходить строем и выполнять приказы командиров будет сложно. У меня был год, чтобы определиться с выбором профессии. Наверное, гены взяли свое, и в итоге я поступил в Читинский медицинский институт.

— В моем представлении мужчина-врач – это хирург, травматолог, анестезиолог, ну, в крайнем случае, рентгенолог. Почему Вы выбрали физиотерапию?

— Физиотерапия – это то, чем я занимаюсь сейчас. А на четвертом курсе я выбирал как раз рентгенологию и компьютерную томографию. В те годы это было совершенно новое направление в медицине. Открывались неплохие перспективы. При желании можно было устроиться по специальности в центральной областной больнице и преподавать на кафедре в мединституте. Но и в то время, и сейчас нужно было перед кем-то прогнуться, кому-то что-то сунуть в конверте, а я всегда привык рассчитывать на самого себя и поступать по совести. Поэтому я уехал по распределению в район простым терапевтом, о чем нисколько не жалею. Это прекрасная школа совершенствования профессиональных качеств, которую должен пройти каждый настоящий врач. За два года моей работы терапевтом я прошел две специализации – по эндоскопии и онкологии. После интернатуры я хотел работать именно в этом направлении. Но тут начались злополучные 90-ые, когда большинство врачей по сути оказались за бортом. Помимо того, что зарплаты были мизерные, еще и устроиться на работу по специальности оказалось практически невозможно. К тому времени я уже был женат, на руках грудной ребенок. Нужно думать, как прокормить семью. Волею случая попал служить на таможню в отдел по контрабанде наркотиков. Там проработал два с половиной года, а затем в качестве судового врача стал ходить в Японию. Возили из Страны Восходящего Солнца в Россию иномарки. Именно в Японии, в городе Саппоро, я впервые увидел настоящие spa – салоны. Вообще, spa – это метод физиотерапии, связанный с водой. Поразило многое. Высококлассное оборудование, сама постановка дела и, конечно, эффект от всех этих процедур. Стал собирать информацию, и в итоге в своем родном городе Краснокаменске мы с супругой открыли первый в Читинской области spa – салон. Так я увлекся физиотерапией. Освоил метод ударно-волновой терапии, купил нужное оборудование и в таком новом для себя качестве вернулся в медицину.

— Как Вы оказались в Пугачеве?

— Сын после окончания Российского университета четыре с половиной года учился в Китае китайскому языку. Волею судеб оказался в городе атомщиков Балакове, устроился переводчиком на строящийся завод Балаково-Центролит. У нас очень дружная семья. Мы с женой решили быть недалеко от сына, неважно где – в Балакове ли, в Энгельсе, в Марксе. И тут снова вмешался случай. Мы оказались в реабилитационном центре «Пугачевский», где нам рассказали, что есть интересный человек, мануальный терапевт Василий Викторович Кустов, который открыл в Пугачеве оздоровительный центр. Встретились с ним, поговорили. Я увидел настоящего целеустремленного человека – профессионала своего дела . За почти полвека жизни я научился разбираться в людях. Подкупило вот что. У Кустова огромная популярность как специалиста в Самаре, Балакове, Волгограде и других российских городах, люди в буквальном смысле едут со всей страны на лечение. Он не уехал в Москву или за рубеж, куда его звали, а остался в родном городе, где на свои средства построил медицинский центр для своих земляков. Это поступок человеческий, а не коммерческий. Не знаю, насколько уместна здесь аналогия, но возникают ассоциации с офтальмологом Федоровым, который тоже построил глазную клинику на свои средства, где уже сотням тысяч людей вернули зрение.

— Курс физиотерапии возможно пройти только по направлению врача, в составе комплексного лечения или больной может самостоятельно обратиться за помощью?

— Половина студентов медицинских вузов в начале трудового пути выпускаются терапевтами. Я не исключение. Эти знания не вычеркнешь и не забудешь. А уже потом мы все уходим в узкие специализации. В физиотерапии я уже 12 лет, не считая специализацию по аппаратной косметологии. Поэтому пациент может обратиться непосредственно ко мне сам. Если физиотерапевт – первый специалист, к которому обратился больной, это не означает, что лечение будет только физиотерапевтическое. При необходимости используются другие методы, подключаются другие специалисты. Важно помнить, что если одному помог метод, например, ударно-волновой терапии, то для другого эта процедура может быть не столь эффективной. Физиотерапевтические процедуры, как и любое лечение, имеют свои показания и противопоказания. Их вид, количество, комбинации выбираются индивидуально для каждого пациента. В этом и состоит главная работа физиотерапевта — подобрать оптимальный метод терапии и проконтролировать его эффективность. Лично я сам считаю, что за аппаратными, физиотерапевтическими, биохирургическими методами будущее медицины.

— Говорят, что врачи – неисправимые циники. Присущ ли цинизм Вам, считаете ли Вы его чертой характера, от которой лучше избавиться?

— Заявление спорное. Любой врач, если он настоящий, переживает за своего больного. Другое дело, что он может не показывать своих эмоций и окружающие принимают это за цинизм. А вот когда у кабинета доктора сидит десять пациентов, а он закрывает дверь и уходит, потому что рабочий день, скажем, до трех пополудни, то это не цинизм, это равнодушие.

— У Вас есть заветное желание?

— Есть. Хочу, чтобы моя семья была здоровой и счастливой, а мой сын определился с тем, что он хочет от жизни, и нашел в этой жизни свое место.

— Есть такое латинское изречение: времена меняются, и мы меняемся вместе с ними. Изменились ли врачи и пациенты за то время, что Вы практикуете? Если «да», то как?

— Сегодня многим врачам тоже нелегко. Нищенские зарплаты, наполовину оборудованные стационары и поликлиники — все это порождает недовольство медицинского персонала своим положением, переходящее в то самое равнодушие. А поскольку все взаимосвязано, то пациенты отвечают врачам «взаимностью», могут обхамить, оскорбить, подчас заслуженно.

— Помимо профессиональной деятельности, чем интересуется в жизни врач Партолин?

— Я люблю музыку. В юности играл в ансамбле на барабанах. Обожаю рыбалку. Нет времени читать художественную литературу. Если выдается часок — другой, заполняю их изучением специальной литературы.

Люблю мастерить своими руками. В моей жизни был период, когда мы несколько лет жили с семьей на Байкале, где пришлось делать все самому в тяжелых сибирских условиях. Жизнь научила всему. Интересное было время.

Вопросы задавала Е. Дубровская