В гостях у «Пугачевского времени»  фермер  из села  Припольное  Валерий  Владимирович  Исмаков.

P1000869

— Вы долгое время работали агрономом, занимали другие должности, но в итоге стали фермером. Что привело вас к самостоятельному делу?

— Приехал в Припольное в 1988 году после окончания сельскохозяйственного института, на пятое отделение существовавшего тогда Чапаевского совхоза. В селе не было ни газа, ни водопровода и около ста пятидесяти жителей. Сам я родился и вырос в селе Александровка Советского района, но там после получения диплома работы не нашлось. На последнем курсе института у меня уже была семья. До окончания ВУЗа мы часто ездили на родину жены Надежды в Припольное. Руководителем совхоза тогда был Н. И. Власенко. Он с распростертыми объятиями принял молодого специалиста. Мы сразу получили жилье и должности: я — агронома, жена — фельдшера. В 1992 году я стал управляющим отделения. Работа хоть и шла, но совхоз разваливался, стали отделяться фермеры. Возможно, я бы начал свое дело тогда, но мне предложили возглавить государственное сельхозпредприятие в селе Тамбовском. Оно было ориентировано на выращивание зерна. Когда я принял дела, на предприятии висело пять миллионов долгов. Коллектив – несколько человек, которые, как я полагаю, остались от безысходности. Пять лет я бился над погашением долгов и возрождением хозяйства, но, выходит, без толку. Тогда шла ревностная капитализация всего и вся. В конце концов, предприятие как госструктура было ликвидировано. Нужно было решать, как жить дальше. Вот тогда я и взял в аренду 200 гектаров земли недалеко от Припольного, обработал, посеял озимую пшеницу. С этого все началось.

— Прошло восемь лет, сколько сегодня у Вас земли, техники, наемных работников? Какова структура посевных площадей?

— Сейчас мы обрабатываем чуть более двух тысяч гектаров. В этом году убрали озимую, ячмень, просо, идет уборка подсолнечника. Кроме этого, сеяли технические культуры сафлор, сорго. У меня шесть тракторов, один комбайн. Работников немного – всего трое. Помогают два взрослых сына и братья жены. 

— Валерий Владимирович, из негативного опыта тоже можно извлечь пользу. С вами такое случалось?

— Не без этого. Взять ту же работу в Тамбовском. Здесь я учился отстаивать интересы коллектива, учился искать выгоду там, где, казалось, ее быть не может. Ну, а вообще, в сельском хозяйстве только и делаешь, что учишься на ошибках. Здесь и уход за культурами, и новые технологии, о которых пять лет назад и слышать не слышал. Думаю, чтобы меньше ошибаться, каждый человек должен заниматься делом, о котором имеет не отдаленное представление, а базовые знания, к которому лежит душа. Тогда все будет получаться. 

— Запрет на ввоз заграничных овощей и фруктов уже дает свои результаты. Российские сельхозпроизводители делают ставку на выращивание и реализацию своей продукции. Вы не думали об этом?

— Я этого не отрицаю. Как знать, может, через несколько лет это будет не только выгодно в коммерческом плане, но и необходимо. Пока могу сказать, что это затратное производство, здесь необходимы орошаемые земли, большое количество работников.

— Какие проблемы беспокоят Вас? Каковы перспективы развития хозяйства в Припольном?

— Проблем хватает. Основная — реализации продукции. Прежде чем продавать зерно, ему нужно придать товарный вид, очистить от примесей. Но у нас нет для этого оборудования. В этом году строим амбары для хранения зерна, в следующем, если все будет благополучно, приступим к строительству мехтока. Чтобы выполнить этот объем работ, нужно около трех миллионов рублей. Если говорить о движении вперед, хотелось бы увеличить посевные площади, но они уже заняты более крупными хозяйствами района. Свободных земель нет. Выход один – увеличивать продуктивность гектара пашни.

— Говоря о перспективах развития хозяйства, нельзя не затронуть вопрос развитии села. Как обстоят дела здесь?

— Сегодня в Припольном осталось двадцать дворов, население около сорока человек. Это пенсионеры. В селе нет детей. Молодые люди здесь не остаются. Приезжают на выходные и каникулы. У меня у самого двое сыновей, старшему 26, младшему — 21 год. Говорят, что когда придет время, будут работать или помогать мне в селе, а жить будут в городе. Вот так. У меня есть возможность переехать в город, но я привык жить в Припольном. Здесь легче дышится, и люди здесь другие. У нас никто не запирает дверь, уходя из дома. 

— Вы состоятельный человек, односельчане обращаются к Вам за помощью?

— У нас национальное село. Здесь живут казахи. Помимо общероссийских, мы отмечаем свои традиционные праздники. Каждый год, например, справляем наурыз. Это праздник весны обновления природы. 14 марта тоже национальный праздник — курсайт. Это день почитания старших. Весной, после посевной, уже стало традицией собираться всей деревней и проводить садака. Здесь часть расходов я беру на себя, у нас так положено. Кто в состоянии что-то дать, тот не отказывает. Зимой выделяю технику для расчистки дорог от снега. В прошлом году вышел из строя сельский водопровод. Воду у нас качают из пруда, конечно, помог и здесь.

— У Вас два сына. Какой путь они для себя выбрали?

— Старший сын Арман окончил высшую школу милиции. Сейчас готовится к назначению на службу. Ринат — студент юридического института, летом помогает мне. Думаю, так будет и впредь. 

Вопросы задавала И. Мнекина
На снимке: В. В. Исмаков
Фото автора