Возле хлебного магазина на пересечении улиц Сеницы и Топорковской сидела молодая женщина. Прохожие, отворачиваясь, торопливо проходили мимо, решив, что это попрошайка. Но присмотревшись внимательнее, можно было увидеть, что женщина ничего не просит. Она просто сидела на снегу, подложив небольшую доску, пряча под подолом пальто обрубки ног.
Алла Северова родилась и выросла в селе Семеновка Краснопартизанского района. Как только в школе вручили аттестат, Алла собрала вещи, попрощалась с родителями и старшей сестрой и объявила, что уезжает поступать в текстильный техникум в Иваново. Жизнь заиграла новыми красками. Иваново — это не село, где осталось пять дворов. В техникум Алла не поступила, зато устроилась на работу, получила комнату в общежитии. Поступать учиться решила на будущий год. Однако Алле была уготована другая судьба.

a51fab4e1769807f

В тот вечер подруга пригласила Аллу в кафе. В общежитие возвращались поздно. По дороге вспомнили, что сегодня на вахте дежурит пенсионерка Клавдия Ивановна, а она может и не пропустить запоздавших девчонок. В половине двенадцатого вахтерша запирала дверь и спокойно ложилась спать.
Глядя на часы, подружка предложила Алле сократить путь и пройти через железнодорожные пути. На третьем пути каблук Аллы завяз между шпалами. Ногу вытащила, а туфля осталась. Подруга шла вперед, а Северова стала шарить в темноте в поисках туфельки. Поезд заметила слишком поздно. Резко бросилась прочь от смертельной опасности, да только босая нога поскользнулась на гладком металле рельсы.
О больнице Алла вспоминать не любит. В те дни ее посещали страшные мысли. Жить дальше не хотелось. Спустя месяц девушку увезла к себе в Клинцовку старшая сестра Татьяна. Она помогла оформить документы, привезла откуда-то инвалидное кресло. На его уродливые огромные колеса и холодное черное сиденье Алла отказывалась даже смотреть. Если сестра пыталась посадить в него, Алла кричала. Громко, как раненный дикий зверь. Плакала сестра, плакала Алла.
— Уйди, — просила Алла.
Сестра уходила, а Алла, повернувшись к стене, стараясь не напугать племянников, тихо выла.
Прошло полгода. Летом Татьяна пригласила в гости Александра. Он приехал в Клинцовку из Пугачева сезонным рабочим. Александр пил чай и рассказывал о себе. Мужчина оказался вдовцом, взрослая дочь жила в Пугачеве с семьей. Алла пугливо смотрела на гостя, сидя на диване. Молодая, с огромными синими глазами на исхудавшем лице, Алла Александру понравилась. В следующий свой визит он пришел в дом с букетом полевых ромашек. В конце октября мужчина предложил Алле переехать в Пугачев. В центре города у Александра была квартира.
Северова не раздумывала. Работящий, пусть даже немолодой мужчина Алле нравился. Он дарил забытое чувство того, что она нужна, желанна, привлекательна. К своему увечью привыкнуть Алла не могла, но научилась не думать об этом. С утра, когда гражданский муж уходил на работу, она, сидя в ненавистном ей когда — то кресле, готовила обед, как могла, обустраивала дом.
Гражданский супруг все чаще стал приходить домой нетрезвым. В тот день, когда Александр потерял работу, он впервые ударил Аллу. Запой продолжался несколько недель. В такие дни Алла выбиралась на улицу к магазину и молча смотрела на спешащих прохожих. Ей казалось, что их жизнь успешна, красива и далека от нее. Можно было уехать к сестре или к родителям, но Алле виделось, что там она станет обузой, на которую снова будут бросать жалостливые взгляды.
Чтобы найти деньги на спиртное, гражданский супруг стал вынуждать Аллу просить милостыню у храма. Алла кивала, выбиралась на руках из дома, снова садилась у магазина. Денег у прохожих просить она не могла. А если кто и протягивал мелочь, не брала, отворачивалась. Потерявший человеческий облик сожитель встречал в ее такие дни кулаками. В тот день, когда Алла, глотая слезы, позвонила сестре, муж избил ее так, что выбраться на улицу она уже не могла.
— Из Пугачева я уезжаю навсегда, — сказала Алла соседке, которая пришла проводить ее в день приезда сестры.
В Клинцовке Алла гостила недолго. Спустя две недели стала просить сестру отправить ее в Семеновку к родителям.
— Подожди весны, дороги в село сейчас нет, — уговаривала Татьяна. Алла ждать отказывалась. В зимний день сестра запрягла лошадь. Больше до Семеновки ни на чем не доехать. Алла обняла племянников, и Татьяна повезла ее в отчий дом.
Родители к приезду дочери подготовились, ждали. Татьяна возвращалась домой в Клинцовку с легким сердцем. В родном доме Алле не дадут упасть духом.
А в селе Семеновка осталось несколько домов. В одном из них каждый вечер ярко светятся окна. Алла много читает и ждет весны.
Фамилия главной героини изменена.

И. Майская