колокол

Колокольный звон называют музыкой небес. Колокола были известны египтянам, китайцам, римлянам, евреям. Наши предки заимствовали их из Византии. Колокол, как и крест, стал святыней христианства.
О колоколах на Руси впервые упоминается в летописях 998 года. В начале одиннадцатого века колокола были повешены при храмах в Новгороде, Киеве, Владимире, Полоцке. Русские мастера создали удивительные произведения колокололитейного искусства, среди них и 35-тонный большой благовестный колокол Саввино — Сторожевского монастыря, отлитый в 1667 году Александром Григорьевым. Сам колокол не дожил до наших дней. В 1941 году его решили вывезти на восток, чтобы не достался немцам. При демонтаже колокол сорвался вниз и разбился.
В Пугачеве колокола побросали вниз в 1936 году, в период бесовской борьбы с религией. Главный колокол, благовест, весом почти четыре тонны, падая, не раскололся. Он наполовину вошел в землю. Его откопали, вывезли на станцию и отправили на переплавку. Затем, почти в течение четверти века, разрушали саму колокольню. Управиться быстрее не было ни сил, ни техники. Кирпичную кладку старые мастера выполнили так прочно и искусно, что она представляла собой сплошной монолит.
Прошло 68 лет, прежде чем в Пугачеве снова заговорили о колокольном звоне.
16 апреля 2004 года в газете «Новое Заволжье» было опубликовано обращение приходского совета Воскресенского храма ко всем жителям города и района. Совет просил оказать финансовую помощь в строительстве звонницы. О том, что из себя будет представлять звонница, какие там будут колокола, кто возьмет подряд на работы — об этом ни слова.
Через десять дней к населению опять же через газету обратился В.П. Зубов. В то время он был главным чиновником Пугачевского района – главой администрации. В коротком выступлении он просветил жителей по некоторым аспектам истории православия и просил всех оказать посильную финансовую помощь в строительстве звонницы.
-Снова может зазвучать колокольный звон, — обещал со страниц издания В.П. Зубов,- если мы все поможем в строительстве звонницы.
Глава администрации ни слова не промолвил о смете, об исполнителе производства работ, о том, сколько стоят колокола и кто их купит для Пугачева. Не сказал глава и о лицах, которые принимают решение по проекту. В общем, туман. Обращение главы не дало ответа на самый простой и главный вопрос: кто организует дело? Если церковь, то это не та организация, которая способна выполнять производственные объемы. Об этом В.П. Зубов, скорее всего, знал по опыту соседей. В Перелюбе строительство храма вели муниципальные власти, за что, кстати, глава Перелюбского района В. А. Лапкин по патриаршей милости был пожалован орденом Сергия Радонежского.
Храм, естественно, не звонница. Там затраты по времени — на годы, по стоимости — на миллионы рублей, в Пугачеве — на месяцы и тысячи. Звонница — легкое сооружение, похожее на ротонду, высотой 11 метров. Но, как показало время, строительство даже такого объекта В.П. Зубов организовать не смог. Возможно, он считал, что это не его дело, поскольку церковь формально отделена от государства, а может, считал, что вполне достаточно одного его призыва на сбор средств.
За призывом последовала тишина. Прошло два месяца. На благотворительный счет поступило две тысячи рублей. Это был дневной заработок коллектива пугачевской птицефабрики. Бедные собирали свои медяки.
Возможно, звон мелочи в жертвенных кружках отозвался в мозгах состоятельных людей. Так случилось, что первым за строительство звонницы взялся предприниматель В.Ю. Сгибнев. Он заложил фундамент. Но потом наступило затишье. Энтузиазм закончился. Денег в общественной кассе не было.
Ожидания ни к чему не привели, и достраивать звонницу пришлось все тому же В.Ю. Сгибневу на собственные средства. Хотел он этого или нет, но своим поступком остался в новейшей истории Пугачева как один из первых и щедрых меценатов.
К ноябрю 2006 года звонница была построена, а через год завершена ее отделка. На колокольный ряд из пяти колоколов пожертвовали средства мануальный терапевт В.В. Кустов и владелица магазина «Красный» Л.А. Пильникова. В мае 2008 года во время визита епископа Саратовского и Вольского Лонгина был освящен Благовест, главный колокол в пугачевской звоннице, весом 844 килограмма.
Благовест начинает музыку небес, которая извещает о проходящем в храме богослужении. Он и назван так потому, что несет благую весть о начале службы. На пугачевской звоннице Благовест звучит не только самостоятельно, но и в составе других звонов. Трезвон — это звон во все колокола, затем маленький перерыв и второй звон во все колокола, снова маленький перерыв — и третий раз звон во все колокола, то есть звон во все колокола трижды или звон в три приема. Это наиболее сложный и яркий колокольный звон.
Звонить в колокола – целая наука и высокое мастерство. Их привез в Пугачев настоятель Воскресенского храма, архимандрит отец Иннокентий (Третьяков). Сам отец Иннокентий учился звонарному искусству у старцев в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Таким образом, традиции православного колокольного звона дошли до Пугачева через 70 лет, через три поколения после того, как со старой колокольни в 1936 году был сброшен Благовест.

Н. Петров
На снимке: освящение Благовеста