19 января исполняется 120 лет со дня рождения легендарного красного командира
Ивана Семеновича Кутякова. О нем сегодня наш рассказ.

Село Красная Речка когда-то называлось Шалаши. Так вот, в Шалашах, в семье Семена Кутякова, крестьянина неудачливого, а оттого бедного, появился на свет мальчонка Иван, ставший впоследствии выдающимся военачальником страны. Дом Кутяковых был мал и убог. По свидетельству современников, зимой жилище настолько заносило снегом, что сами обитатели не могли откопаться, и из снежного плена их освобождали соседи. В общем, детство и юность будущего красного командира нельзя назвать лучезарным. Всего там хватало: труда, лишений, забот. Но не бедность выделяла Ивана среди сверстников, хотя и ходил он с обидным уличным прозвищем «свинопас», а пытливый, острый ум и неуемная тяга к знаниям. То, что Кутяков был лучшим в сельской школе, факт достоверный, и оспаривать его бессмысленно.
В 1916 году Ивана Семеновича призвали в армию. К тому времени он успел жениться. Сведений о его первой жене не осталось. Известно, что она местная, родила в 1917 году сына Владимира, а через год умерла от тифа.
В Первую мировую войну Иван Семенович воевал на румынском фронте. В первые дни революции, как писал в своих воспоминаниях маршал Г.К. Жуков, солдаты избрали Кутякова командиром полка. Уже тогда он был лидером, имел ясную голову, понимал людей, мог организовать их, повести за собой.
В начале 1918 года И.С. Кутяков вернулся в родное село. «Свинопасом» его уже никто не называл. За два года крестьянский сын дослужился до унтер-офицера, имел награды и был сознательным проводником новой власти. Иван Семенович возглавил волостной ревком.
В уезде бушевали революционные бури. От первого николаевского большевика Ермощенко власть постепенно уходила к решительному командиру местного гарнизона Чапаеву. Это не зависело от характеров и интриг. Просто мятеж вел людей от митингов к арсеналам. Именно в этот момент Иван Семенович Кутяков сформировал в своих Шалашах отряд Красной гвардии и пришел с ним в Николаевск. Для бывшего унтер-офицера начинался путь в командармы.
Иван Семенович командовал батальоном, полком, бригадой. После гибели В.И. Чапаева возглавил дивизию. Под его началом находилось 20 тысяч человек. Как всякий выходец из солдатской среды, он не доверял военным специалистам и относился к ним враждебно. Возможно, это было связано с классовыми предрассудками, но, скорее всего, Иван Семенович тяготился своей низкой культурой, образованием, поверхностными знаниями. Все последующие годы И.С. Кутяков учился, приобщался к искусствам, вел дружбу с писателями И. Бабелем и М. Горьким, был своим в Большом театре. Это, не считая изучения точных наук, пяти лет академии и постоянного совершенствования в военном деле.
Иван Семенович от природы был храбр, масштабен, любил Россию. К гражданской войне относился неоднозначно. Был такой случай. По ходу наступления, увидев группу крестьян, Иван Семенович закричал:
— Победа! Мы взяли Самару!
Один из мужиков невесело ответил:
— Велика важность, Самара всегда была нашей.
Смутился командир, задумался. Тем не менее, он был пламенным борцом за новую жизнь и очень умело воевал. И.С. Кутяков был награжден тремя орденами Красного Знамени, орденом Красного Знамени Хорезмской республики и имел почетное революционное оружие.
На огненных верстах гражданской войны повстречал молодой вдовец И.С. Кутяков медсестру Клавдию Тимофеевну Додонову. Она стала его женой. Жили счастливо, легко, в любви и согласии. Сын Кутякова звал Клавдию Тимофеевну мамой и относился к ней, как к родной матери.
Иван Семенович, став видным военачальником, не раз приезжал в Красную Речку, встречался с родней, односельчанами. Помимо родителей, в селе жили два родных брата. Эта ветвь Кутяковых сохранилась. Никто в ней не достиг социальных вершин, но все в роду оказались людьми достойными и уважаемыми.
Однажды Иван Семенович прилетел в Красную Речку на аэроплане. С бреющего полета на радость детворе он разбрасывал конфеты. Поступок можно расценить по-разному. С одной стороны, Кутяков, казалось, веселился, как дитя. С другой, проявлял высокомерие, неискренность. Наверное, Иван Семенович сам все понял и никогда больше не устраивал массовые зрелища со своим участием. И еще он не составлял протекций, не продвигал родных и близких по службе. Зато всегда гостеприимно встречал односельчан и в Москве, и в Самаре, показывал достопримечательности, усаживал за стол и вообще вел себя просто, без зазнайства.
По свидетельству современников, Иван Семенович мог рассказать целую историю о Петре Великом. Он увлекался петровской военной стратегией, был начитанным человеком. И.С. Кутяков любил оперу, понимал искусство, много читал и старался высказать свое мнение. Иногда спорил остро, заразительно, но не навязчиво.
Дом Ивана Семеновича был хорош. Хозяин любил простор и необходимые предметы. Он никогда не был один. У него никто не стеснялся говорить откровенно, все обсуждалось тут же.
Иван Семенович попал под первую волну репрессий. Его арестовали и судили в 1937 году, но не расстреляли, как остальных видных военных. В фондах дома-музея В.И. Чапаева хранятся документы, в которых сообщается, что И.С. Кутяков умер 23 сентября 1942 года в возрасте 45 лет в тюрьме города Орска. Посмертно Иван Семенович реабилитирован. С него сняты все ложные обвинения.
Его сын, Владимир Иванович Кутяков, не отрекся от отца. За это был исключен из Ленинградского высшего военно-морского училища. Воевал, работал на инженерных должностях, создал хорошую семью. Умер в Самаре в 1968 году. С его смертью оборвались родственные связи с краснореченской ветвью знаменитой фамилии. Поэтому судьба прямых потомков И.С. Кутякова неизвестна.
Именем И.С. Кутякова названа улица в Пугачеве, в селе Красная Речка есть его музей и памятник .

Т. Трапезникова, директор дома-музея В.И. Чапаева