1 стр

В старом Николаевске не существовало проблем с ремонтом обуви. Подбить сапоги или подшить валенки мог любой глава семьи. Что касалось людей состоятельных, то они не продлевали жизнь своим изношенным штиблетам, а выбрасывали их и покупали новые. Поэтому в Николаевске не развивалось сапожное ремесло, хотя скорняки водились и выделывали знатные кожи. Ситуация изменилась в 20-х годах прошлого столетия. Спрос на дешевые товары народного потребления после опустошительных войн и революции заставил организовать на базе Пугачевского кожевенного завода сапожную мастерскую. Она называлась “Красный обувщик” и располагалась в помещении, где сейчас находится общество охотников и рыболовов. Здесь шили тапочки и сапоги. Но любой, кто желал получить товар высокого качества, шел к знакомым мастерам. После НЭПа частный промысел преследовали различные контролирующие и карающие органы, но риск того стоил. Легкой промышленности в стране практически не было. За модные ботинки и туфли люди платили хорошие деньги. Знаменитыми довоенными сапожными мастерами в Пугачеве были Ершов и Нефедов. Один жил в «лягушатке», другой — в центре города. Во время Великой Отечественной войны в Пугачеве, в помещениях нынешнего торгового городка, были размещены окружные военные ремонтные мастерские, в том числе и по восстановлению обуви. Продукция была полностью ориентирована на нужды фронта: сапоги, валенки. Работали в цехе в основном подростки, мальчишки 12-14 лет. Здесь, например, начал свою трудовую биографию пятиклассник В.В. Воронков, известный впоследствии хозяйственный руководитель, который многое сделал для укрепления богатства Пугачева. К концу войны мастерские из нашего города переместили ближе к фронту, а несовершеннолетние мастера влились в артель “Красный обувщик”. Многие поднялись до профессиональных высот. Могли шить босоножки, женские модельные туфли. В торговой сети красивой обуви не было. Впрочем, некрасивой тоже. До начала 60-х годов прошлого века Пугачев в основном ходил в сапогах и тапочках местного пошива. Это была самая дешевая и практичная обувь.

В Пугачеве появился Дом быта. В нем, наряду с пошивом одежды, парикмахерскими, ремонтом аппаратуры, прочими мастерскими и участками, был и цех по ремонту и пошиву обуви. В цехе работало 20 человек. Они выполняли значительный объем работ.

Вернулось частное предпринимательство. Люди перестали шить обувь на заказ. Сейчас в магазинах и рыночных рядах можно купить практически любую обувь по душе. Разброс цен большой. Порой цена за пару новых туфель меньше, чем за ремонт старых. Правда, качество такой обуви оставляет желать лучшего. Наверное, поэтому многие, поносив туфли или сапоги один сезон, не несут их в ремонт, а без сожаления выбрасывают. Тем не менее в семи городских мастерских по ремонту обуви заказов достаточно, особенно в межсезонье. Распространенные заказы – смена набоек, замена замка, покраска каблука.

Самая крупная мастерская в городе — «Башмачок». Здесь работает коллектив из четырех человек. Мастер Иван Никишин трудится в «Башмачке» четыре года. Ремеслу сапожника научил его старший брат Андрей. Тот освоил сапожное дело самостоятельно и теперь сам шьет себе обувь. Говорит, что в качестве, удобстве такой обуви он уверен на все сто процентов. Да и неповторимость модели гарантирована. Иван Никишин в свободное от работы время тоже сшил себе отличные кожаные кроссовки. От фирменных их не отличишь. Не перевелись в Пугачеве сапожных дел мастера.

И. Ветрова

На снимке: Иван Никишин