Когда – то Аллею Героев городские власти хотели вымостить брусчаткой, но не вымостили, а на скорую руку закатали асфальтом к явлению какого – то начальства. Начальство торопливой походкой заочника проскочило по Аллее и отбыло выполнять свои портфельные дела, а Аллея осталась без брусчатки, без красоты. Да и ели разрослись. За их серебряными лапами теряются бронзовые изваяния Героев.

михуткин

«Никто не забыт и ничто не забыто» — это только слова. Даже о людях, которые отлиты в металле, мы знаем мало. А о Михаиле Андреевиче Михуткине и вовсе толику. По какой – то случайной несправедливости рассказ о нем не попал ни в одну из книг о Героях Великой Отечественной войны.
Жизнь складывалась, как у всех. До войны семилетка в селе считалась если не потолочным уровнем знаний, то, во всяком случае, открывала разные дороги, и каждый выбирал свою. Михаил Михуткин особо не раздумывал и был принят в «Трактруч», что-то вроде нынешнего профтехучилища, только с короткой программой обучения. Он получил удостоверение механизатора, вернулся из Пугачева в Рахмановку и, несмотря на юный возраст, работал сноровисто и лихо. Тогда был лозунг «За лучший труд – высшая оплата».  Михуткин высшую оплату зарабатывал, получал завидные трудодни, ухаживал за техникой, чтоб не подводила. Другие с ног валились, а Михаил упорный был, с характером.
Михуткины происходили из потомственных крестьян. Когда они обосновались в Рахмановке – никто не помнит. Возможно, их прапрадеды были одними из первых переселенцев на Камелике.
Фамильный клан стал рушиться в голодном 1921 году. Тогда многие покидали Рахмановку, уезжали за тридевять земель, искали пристанище. Часть односельчан оказалась в Ташкенте. Его называли хлебным городом. Когда лихолетье минуло, кто вернулся, а кто нет: остался в Узбекистане.
В 1939 году в семье будущего Героя случилось несчастье. Занемог и вскоре умер отец. Мать, Анисья Ниловна, засобиралась в Ташкент к родственникам. Трудно сказать, что влекло ее в чужие края. В каждой семье свои тайны.
Старший сын Сергей был уже самостоятельный, поехать не захотел, остался в Рахмановке. Во время войны был оставлен военкоматом на месте, возглавлял колхоз, снабжал фронт хлебом, продуктами. А Михаила в Ташкенте мобилизовали сразу. И хоть имел он механизаторскую специальность, в танковые войска не попал, а направлен был в матушку – пехоту, в стрелковый полк. Там быстро проявился его сильный характер, и переведен был боец Михаил Андреевич Михуткин в разведку. Так и воевал всю войну, как говорили в то время, на передке. Это значит, лицом к лицу с врагом.
Старший сержант разведчик 3-го стрелкового батальона 935-го стрелкового полка 306-й стрелковой дивизии сражался, как и работал, лихо и самоотверженно. Семь раз был ранен и награжден орденом Красной Звезды и орденом Славы III степени. Но свой главный подвиг он совершил 19 сентября 1944 года, когда с группой товарищей оборонял шоссе в районе города Риги.
На расположение старшего сержанта двинулись несколько танков. Они прорвали оборону, могли уничтожить батальон и открыть дорогу на Ригу. Знают ли нынче крикливые прибалты, что их столицу защищал от разорения русский крестьянский сын Михуткин? Он вступил в единоборство с танками. Это был не момент отчаяния, не шаг навстречу безысходности. Михуткин отвоевал уже два года, знал уловки врага, его слабые места. У разведчика были только гранаты. В такой ситуации шансов выжить всегда мало. Солдат это понимал. Он шел на самопожертвование ради других жизней: своих товарищей, своего батальона и тех, кто еще только должен родиться на этой красивой и вечной земле. Михуткин гранатами подорвал два танка. Остальные машины попятились. В очередной раз разведчик был ранен, но продолжал вести бой до тех пор, пока не получил тяжелую контузию.
Враг был остановлен, отброшен. Указом от 24 марта 1945 года Михаилу Андреевичу Михуткину за мужество, доблесть и отвагу было присвоено звание Героя Советского Союза.
Он не знал об этом. Долго находился в госпиталях. Докторам не удалось спасти разбитую осколками ногу, и разведчик вышел к ташкентскому поезду на костылях. Он ехал к маме.
В солнечном краю Михаил Андреевич отмяк, отошел от войны, перестал думать о своем увечье. В 1947 году из Москвы из Министерства обороны к Анисье Ниловне прибыл порученец сообщить, что ее сын, Михаил Андреевич Михуткин, удостоен звания Героя Советского Союза посмертно.
-Да ты что, родимый, — всполошилась Анисья Ниловна,- жив мой Мишка.
Так что звезду Героя разведчик получил через два года после окончания войны. Все эти два года в каких-то реестрах он числился павшим на поле брани.
Михуткин женился. Ему досталась хорошая жена Татьяна. Они приезжали всей многочисленной семьей в 1964 году в Рахмановку к родственникам.
Война не отпускала Михуткина. В минуты волнений давала себя знать контузия. Он терял память, иногда на мгновенье, иногда на час. В эти приступы болезни он воевал, брал языков, обнимался с давно погибшими товарищами, поднимался в атаки. Потом болезнь отступала.
В 1968 году рахмановкая родня поехала в гости в Ташкент. Встреча, радость, разговоры.
Михаил Андреевич, припадая на протез, неторопливо шел по декабрьской аллее. Посматривал в окна своей квартиры. Потом упал. Когда к нему подбежали прохожие, сердце уже не билось. Герою было только 46 лет. Михуткина похоронили с почестями в соответствии с его высоким статусом.
После смерти Михаила Андреевича дети стали разъезжаться по стране. В общем – то за исключением Ольги, последыша, совместной дочери Михаила и Татьяны. Татьяна – вторая жена Михуткина. Первая умерла, оставив вдовцу трех детей, да двое детей были у Татьяны. Но в семье никогда не касались этой тонкой темы: свои, чужие. Авторитет Михаила Андреевича был высок, его любили все, и он любил всех.
Был пожар. Сгорели документы. На восстановление льгот, положенных вдове Героя Советского Союза, ушло несколько лет. Но потом все утряслось и решилось благополучно. Татьяна и Оля приезжали в Рахмановку к родне повидаться. Время берет свое. Сейчас Татьяны уже нет в живых.
Оля и ее дети живут в Ульяновской области. У Оли трое детей – внуки Героя. Есть Михуткины на Дальнем Востоке, есть в Крыму, есть на Севере. Но в Рахмановку они уже не приезжают.
В Малой Тарасовке, это километр от Рахмановки, проживает племянница Героя, Валентина Сергеевна. Недавно ей исполнилось 80 лет. Она хранит фотографии, письма, память.
В Бауске, под Ригой, есть сельский музей. Там было описание подвига Михаила Андреевича Михуткина. О чем сейчас рассказывают посетителям экскурсоводы музея, я сказать не могу.

Г. Аристов
На снимке: М.А. Михуткин
Автор выражает благодарность за предоставленные материалы В.С. Лихмановой (Михуткиной) и Рахмановской средней школе