Нынче в Пугачеве имя Владимира Александровича Макрушина мало кто знает. Если только ветераны. А между тем Макрушин построил половину города, а длительные командировки на строительные объекты по сути превратили зама Главсредволговодстроя в гражданина Пугачева. В общей сложности Владимир Александрович прожил в нашем городе 15 лет. Начиная с целины, он был активным созидателем. Его наследием мы живем, но поскольку не бережем имен выдающихся людей, то вместе с новым поколением «иванов, не помнящих родства» теряем прошлое, а с ним настоящее и будущее. Зато в городе есть три новых улицы, которым местные отцы – командиры присвоили географические названия. Не до Макрушина.

Владимир Александрович долгое время не был в Пугачеве, но в 2009 году все – таки приехал в город, дорогой его сердцу. Он горевал, когда видел запустение и разорение на построенных им объектах, он радовался новому облику Пугачева, обустроенному центру, новым домам.

Макрушин не встречался с властными районными чиновниками. В этом не было ни протеста, ни зла. Просто он хотел побыть со старыми строителями, с людьми, которые вместе с ним преображали здешние места. Он помнил по имени мастеров и прорабов, интересовался их судьбами.

Валентина Афонина он принял на работу на свой страх и риск. Афонин в строительстве мало что понимал, но Макрушин разглядел в нем способного ученика, не ошибся, провел Афонина от мастера до начальника ПМК, поручил самый сложный объект, и Валентин Петрович построил водозабор с оценкой «отлично».

Владимир Александрович приехал в монастырь. Настоятельница Севастьяна зацепилась взглядом за лицо Макрушина, улыбнулась, шагнула навстречу:

— Неужели Вы, Владимир Александрович?

— Я, Севастьяна, я…

Они не виделись «тысячу» лет с тех пор, как вместе работали в «Пугачевзаводстрое». Потом были разные дороги, которые привели этих людей к вере. Разговаривая, они понимали друг друга, как много лет назад понимали друг друга, обсуждая вопросы производственного плана. Но и тогда, и сейчас они знали, что смысл их жизни составляет созидание, устройство мира, где людям светло. С той встречи Севастьяна и Владимир Александрович переписываются, делятся печалями, радостями.

Макрушин пошел на кладбище. Долго стоял возле могилы известного пугачевского строителя Виктора Морозова. Они были дружны еще с целины, с Перелюба. Там они обмывали свои первые ордена. Жизни прошли рядом, только одна оборвалась раньше.

Вот могила бывшего руководителя Пугачева Алексея Борисова. Макрушин учился с Борисовым в одном институте, они жили в одной комнате общежития. При переустройстве Пугачева Макрушин и Борисов, случалось, не сходились во мнении, возникали производственные споры. Но они всегда находили решение, и строительство шло дальше. Гордыня была им чужда.

После сдачи в работу небольшого пугачевского завода «Гидрозатвор» Макрушин засобирался в столицу. Ему предложили хорошую должность в министерстве – грех было отказываться. Он жил в Москве, активно работал, но проходило время, и он все больше ощущал пустоту. Торопливая столица была сама по себе, а ему все острее хотелось простора. Так бывает. Известный большой политик Вячеслав Володин выкраивал сутки, уезжал в Новую Порубежку, окраинное село Пугачевского района, чтобы встретить утро в степи. Не у прудка, не у речки, не под зеленью деревьев, а на вольной земле, в дурманящем разнотравье, где только гуляет ветер и мир кажется бесконечным.

В Москве Макрушина ничего не держало, и он простился с белокаменной. Он шепотом пел песню: «Горе – горькое по свету шлялося и на нас невзначай набрело». Владимир Александрович похоронил жену в селе Репное, это недалеко от Балашова.

Недалеко от могилы Макрушин вместе с сыном Александром построил храм – часовню. Храм построен на самом крепком основании – на любви.

Потом он, заслуженный строитель страны, переехал в соседнее село Алмазово. Несмотря на свой преклонный возраст (Владимиру Александровичу уже больше 80 лет), он взялся за восстановление разрушенного местного храма. Зрелище не из радостных: ни окон, ни дверей, ни крыши, ни ворот, ни пола…

Поначалу местные жители относились к стройке с недоверием. Но Макрушин умел убеждать. Он всегда работал с людьми и для людей, и когда пошел «с шапкой по кругу», пожертвований для начала работ было достаточно. С этого и началось. На призыв помочь в реконструкции храма откликнулись предприниматели, власть, муниципальные служащие, работники образования. Заброшенное место стало оживать на глазах. Многое делалось лишь силами прихожан. Но для стройки надо было нанять бригаду.

Попадались халтурщики. Кого они хотели обмануть? Макрушин принял только пятую бригаду: все только по смете, сказал — как отрезал.

За три года Владимир Александрович Макрушин восстановил церковь и колокольню с колоколами. В храме начались богослужения. Осталось благоустроить соборную площадь, выполнить некоторые внешние отделочные работы. Но это не все. Макрушин приложил немало стараний, чтобы обустроить в Алмазове аллею Героев.

Владимир Александрович говорит:

— Нельзя останавливаться. Еще не время…

Г. Аристов

Послесловие

Дозвониться до Макрушина не стоило труда. С первого захода дозвонился до Алмазова. Оказалось, детский сад. Спросил о Макрушине. Конечно знают. Назвали адрес, номер телефона. Макрушин ответил сразу, обрадовался. Говорили о прошлом, о настоящем. Конечно, поклон Пугачеву. Я подумал, что Владимир Александрович мог бы по праву стать почетным гражданином Пугачева. Он строил его 15 лет. Но звание получил другой человек, при котором 15 лет город только нес потери.

На снимке: В.А. Макрушин