Вниманию читателей представлены самые ранние сведения о борьбе с нарушителями закона в Заволжье. В XVIII веке в этот список были внесены старообрядцы, которых, с лёгкой руки власти, называли раскольниками. И преследовали их, как бы это сейчас сказали, за инакомыслие.

kraj

Приступить к ликвидации
Скрываясь от преследования, раскольники селились в самых глухих и малодоступных для власти местах. Одним из таких мест было устье Большого Иргиза. За порядок в Заволжье отвечал губернатор образованной в 1744 году Оренбургской губернии Иван Неплюев. Именно ему 2 сентября 1752 года и донесли, что на Иргизе «собралось до трёх тысяч человек разного звания людей». Неплюев тут же доложил об этом Сенату: «На Самарской степи, на реке Иргизе, впадающей в Волгу, по причине там рыбных ватаг, умножилось беглых, воров и разбойников, и раскольников, – писал он, – так что уже поселения учинили, как то в Оренбургской губернской канцелярии открылось через одного пойманного ссыльного… Когда в прошлом году калмыки разбили купеческий караван с серебром, тогда посланная в погоню партия, на оной реке их достигши, то серебро отбила и в том месте несколько живущих раскольников переловила. А понеже ныне показывают оных число велико, следственно, и командирование учинить надобно знатное…» В Сенате долго не думали и приказали Неплюеву «крайнее старание приложить, чтобы появившихся беглых воров и разбойников и при них раскольников всех переловить и то воровское их пристанище искоренить», а для этого отправить на Иргиз «команду с добрыми штаб-офицерами и старшиною». Причём с беглыми и раскольниками, в случае их сопротивления, велено было поступить «как с злодеями, военною рукою, а пущих заводчиков и пытать».
Военная хитрость
Прежде чем приступить к ликвидации «воровского гнезда», Неплюев послал на Иргиз верного ему человека из казаков, чтобы тот, притворившись беглецом, разузнал, сколько там беглых ссыльных, воров и раскольников. Чем закончилась эта разведка, история умалчивает. Зато известно, что Неплюев не стал лезть напролом, чтобы не спугнуть «преступников», и распорядился распустить слух о том, что он снаряжает большой отряд совсем в другую сторону, на реку Яик (ныне Урал). Этот отряд состоял из драгун Билярского полка под командованием полковника Родена и 300 оренбургских казаков с атаманом Могутовым. Вся эта команда вдоль Яика и пошла. Но на средине пути повернула в степь и степными, незаселёнными просторами добралась до устья Иргиза. Оттуда, разделившись на несколько колонн, участники этой военной экспедиции отправились вверх по реке по обеим её берегам.

kraj-1

Не всякая рыбка в сети ловится
Такой «сетью» Неплюев надеялся накрыть всех беглецов и раскольников. Однако, несмотря на изворотливость и быстроту действий сыщиков, бОльшая часть старообрядцев успела скрыться. Всего во время операции, которая длилась несколько месяцев, на Яике было поймано 144 человека, на Большом и Малом Иргизе – 243. Кроме того, было найдено 9 беглецов, утонувших и замёрзших в степи. Иргизских раскольников Неплюев приказал доставить в Оренбург «и употреблять на казённые работы скованных с крепким смотрением, чтобы утечки иметь не могли…»
Делалась попытка сломить «веру раскольничью» и обратить заблудших «к Святой Соборной Апостольской Церкви». Наверх даже была послана депеша, что это с успехом удаётся. Однако в действительности «обратившихся» было всего человек 40, и те сдались из боязни пыток. Остальные же или добровольно уморили себя голодом, или предпочли остаться на каторге.
Гнев на милость
Первым, кто всё-таки решил не гонять старообрядцев, а привлечь их к более активному освоению Самарского Заволжья, стал император Пётр III, который занял российский престол после смерти императрицы Елизаветы Петровны в декабре 1761 года. Он даже подготовил соответствующий манифест, но подписать его не успел. В результате дворцового переворота императорская корона оказалась на голове Екатерины II. Она и дала ход подготовленному её несчастным мужем документу.
И совсем скоро в Заволжье и на Иргизе старообрядцы основали не только множество поселений, но и монастыри, которые почти на полвека стали центром российского старообрядчества.

Ю. Каргин, краевед, писатель