Все последнее время директор пугачевского краеведческого музея Нурия Ибрагимовна Сулейманова подолгу работала с архивными материалами. Занятие не из легких. Конечно, можно оставить наше представление о прошлом, каким оно существует: с белыми пятнами и предположениями по ряду событий и личностей, но поиск истины всегда не дает покоя романтикам и  людям с обостренным нравственным восприятием жизни.  Нурия Ибрагимовна давно могла стать кандидатом и даже доктором наук. Сколько людей, в том числе используя документы музейного фонда, защитили ученые степени! А у Сулеймановой, казалось, все под рукой – сиди и пиши. Тем не менее, она почему – то не использует свой шанс. Вопрос праздный. Одному из основателей музея Константину Ивановичу Журавлеву именитые ученые, поражаясь его таланту, предлагали работу в престижных институтах страны, заманивали разными званиями, но он остался в Пугачеве, потому что дело, которому был предан, ставил выше всех других дел, тем более выше преходящих регалий.  Так и у Нурии Ибрагимовны свой взгляд на жизнь и на свое место в этой жизни.

О городском  универсаме столетней давности Сулейманова давно имела свидетельства современников и документы. Казалось, все известно: как и чем торговали, во что были одеты приказчики, как они обслуживали покупателей. Но о главном — кому принадлежал «Универсам» и кто построил здание, которое сейчас является исторической ценностью и украшением  Пугачева, прошлое не оставило никакого следа.

Фамилия владельца универсама —  Шмидт — наталкивала на известных саратовских мукомолов – миллионщиков  Шмидтов, а архитектурные детали здания – на «почерк» саратовского архитектора Салько. Но предположения так и оставались предположениями. Твердой убежденности у Сулеймановой не было, как нет твердой убежденности в том, что проект воскресенского собора  выполнил Салько.

Поиски по «Дому» Шмидта продолжались, но каких – то ощутимых результатов они не приносили.

Но вот состоялась встреча с кандидатом архитектуры  Надеждой Александровной Поповой из Балаково. Взглянув на снимок, она сказала, что проект «Универсама» выполнил самарский архитектор Александр Александрович Щербачев.  По заказу Шмидта он проектировал  магазины в Николаевске и Балаково.

А. А. Щербачев, родом из московских купцов, после училища живописи, ваяния и зодчества в 1884 году окончил архитектурное отделение Петербургской Академии художеств. Показал выдающиеся способности, за ученические работы получал награды. В 1886 году по приглашению  выехал на работу в Самару и через три года был назначен самарским архитектором. У него были широкие права. Он не только составлял проекты и сметы, но и выдавал разрешения на строительство, имел под началом мастерскую, где собрал талантливых работников.

В Самаре зодчий построил много красивых зданий, оставил архитектурное наследие, которым по праву гордится миллионный город. А. А. Щербачев умер в 1912 году и похоронен в Самаре на кладбище Иверского монастыря.

Казалось, тайны больше нет, установлено имя зодчего. Но интрига осталась. Она связана с учеником А.А. Щербачева Георгием Николаевичем Мошковым. Он не был дипломированным архитектором. Все образование: церковно – приходская школа, но талант незаурядный. Начав работать под руководством Щербачева, он затем сам стал проектировать и строить дома. Многие из них сегодня – гордость Самары. На своем творческом пути Георгий Николаевич встречал массу препятствий. Ему трудно достался скачок от малограмотного крестьянина до архитектора и градостроителя. В некоторых случаях приходилось продвигать проекты за подписью маститых архитекторов на определенных условиях. Эти дома не вошли в список авторских работ Мошкова, и он никогда не претендовал на их авторство. Если сравнить дом в Самаре, построенный Георгием Николаевичем, и «Универсам» Николаевска, то видно их поразительное сходство. Так с кем имел дело господин Шмидт: с А.А. Щербачевым или Г.Н. Мошковым, который проект торгового дома в Николаевске выдал за работу своего учителя? Наверное, это мы уже не узнаем никогда.

Что касается самого владельца магазина, то к саратовским мукомолам он не имел никакого отношения. Просто однофамилец. Сначала Нурия Ибрагимовна состояла в переписке с потомками «нашего» Шмидта  (они живут в Гамбурге), потом правнучка Елена Шмидт  приехала в Пугачев.

Российская родословная Шмидтов начинается с Иоганна Гаспара Шмидта, который прибыл из Германии в 1764 году. Владелец магазина Андрей Андреевич (Генрих Генрихович) Шмидт родился в 1836 году – это третье поколение в российской родословной Шмидтов. Во время революции судьба николаевских  Шмидтов сложилась трагически, как, впрочем, и большинства представителей имущего класса.

Разгадана еще одна загадка в истории  города Пугачева. А Нурия Ибрагимовна Сулейманова смотрит на реставрированные «под золото», еще в строительных лесах, величественные купола Воскресенского храма. Так кто же был автором  проекта? Салько? Не Салько? Впереди работа: архивы, переписка, поиск.

Н. Петров

Фотографии из фонда Пугачевского краеведческого музея

 Вам на заметку:

Все большую часть рынка захватывают китайские телефоны. Благодаря своей дешевой стоимостью, оригинальностью они пользуются спросом у покупателей.