О купцах Мальцевых до сих пор слагают небылицы. Возможно потому, что Мальцевы были слишком масштабны, независимы и, выйдя из народа, не покидали его, несмотря на богатство и власть. Они оставили духовные и материальные ценности, которыми поныне пользуются люди, и, видимо, этому процессу не будет конца. Купцы Мальцевы жили в Николаевске по улице Казанской (ныне ул. Карла Маркса, дом, в котором долгое время находилось МУП «Жилищно – коммунальное хозяйство).
Продолжение. Начало в предыдущем номере.
Валерия хотела узнать хоть какие-нибудь подробности об Акулине, но в балаковском краеведении о ней ничего неизвестно. Ничего не обнаружено пока и в архивах. Только в «Саратовском листке» от 14 февраля 1914 г. в извещении о смерти Анисима Михайловича пишется, что на погребение приглашают дочь, зять, брат и сестра покойного. Но кто конкретно скрывается за словом «сестра» — Мария, упоминаемая в ревизской сказке, или Акулина, — неизвестно. А может, это была ещё одна сестра – Стефанида? Она, «вышедшая замуж ещё при жизни отца за вольского купца И.Д. Меркульева» (скорее всего, И.В., т.е. Ивана Васильевича), упоминается в некрологе, опубликованном в газете «Слово церкви».

paisij-malcev-1

Так что ничего утешительного сообщить минчанке я не смог, зато история Балакова пополнилась ещё одним любопытным фактом и… фотографией с той самой Акулиной.
Нижегородская родня
Мальцевы были очень хорошо знакомы с известным нижегородским купцом Николаем Бугровым. До недавнего времени он воспринимался как партнёр братьев по бизнесу и вере.
В Нижнем Новгороде Николай Александрович имел несколько мельниц, хлеб для которых закупал, в том числе, и в Балакове. И качество его продукции получило такую высокую оценку, что, после 1896 года он получил монопольное право снабжать крупой и мукой российскую армию.
Бугров тоже был старообрядцем, как Анисим и Паисий, только в отличие от них, принадлежащих к белокриницкой иерархии, он был одним из лидеров беглопоповского согласия, что, впрочем, нисколько не мешало их деловым и дружеским отношениям. Втроём они в 1906 году построили в Ессентуках (Кавказские минеральные воды) санаторий «для бесплатного помещения в нём бедных и неимущих чахоточных больных».
И вот когда этот санаторий указывался в списке благотворительных дел в поминальных материалах всё в том же «Саратовском листке», Бугров упоминался как родственник братьев Мальцевых. И это тоже стало открытием для балаковского краеведения. Каким же образом купцы могли породниться?
Николай Александрович был трижды женат, и все три жены умирали очень рано, почти сразу после родов. Известно имя первой – Дуня (Евдокия, Авдотья) Рыбакова. А вот о двух других нижегородские краеведы ничего не пишут. Возможно, одной из них была сестра Мальцевых (Мария?).
Но есть и другой вариант. Анисим ведь был женат, и его жена могла принадлежать к роду Бугровых (например, быть сестрой Николая Александровича). В этом ещё и предстоит разобраться.
Поздний брак
Совсем недавно в метрической книге Никольской единоверческой церкви, которая стояла в Балакове на нынешней площади Ленина в старом городе, обнаружена запись о бракосочетании двоюродного брата Анисима и Паисия Петра Агафоновича Мальцева (помните запись в ревизской сказке о сыне Агафоника-Агафона Трофимовича Петре?). Она датируется 14-м февраля 1897 года.

glavnyj-dom-usadby-paisiya-malceva-g-balakovo

По этой записи получается, что женился Пётр Агафонович очень поздно, в 47 лет, и для него это был первый брак. Он был не купцом, а мещанином, причём новоузенским. Как он оказался в Новоузенске: сам ли там поселился, или там когда-то осел его отец, — неизвестно. Каким делом он занимался, тоже пока неясно. Возможно, так же торговал зерном, как и его двоюродные братья. Может быть, в 1897 году он даже переехал в Балаково.
Жена у Петра Агафоновича была младше его на 25 лет. Крестьянка по происхождению, Александра Кондратьевна Постнова родом была из Жедринской волости Сызранского уезда Симбирской губернии. Во время венчания свидетелями (поручителями) со стороны жениха были крестьянин с. Балаково Прокофий Перфилович Белотелов и крестьянин с. Шиханы Вольского уезда Матвей Аксёнович Чуков, со стороны невесты – крестьянин с. Степанова Уржумского уезда Вятской губернии Василий Егорович Ислентьев и вольский мещанин Александр Покофьевич Бумагин.
Поиск продолжается
(вместо послесловия)
Паисий не был женат и наследников после себя не оставил. А у Анисима была дочь Екатерина, которая ещё при жизни отца вышла замуж за астраханского купца Андрея Ивановича Меркурьева. Наверняка у них были дети. Как сложилась судьба этой семьи после революции 1917 года? Вот задачка для исследователей!

Ю. Каргин, писатель, краевед