О купцах Мальцевых до сих пор слагают небылицы. Возможно потому, что Мальцевы были слишком масштабны, независимы и, выйдя из народа, не покидали его, несмотря на богатство и власть. Они оставили духовные и материальные ценности, которыми поныне пользуются люди, и, видимо, этому процессу не будет конца. Купцы Мальцевы жили в Николаевске по улице Казанской (ныне ул. Карла Маркса, дом, в котором долгое время находилось МУП «Жилищно – коммунальное хозяйство).

v-mashine

Чьи вы?
Долгое время в неофициальной истории считалось, что Михаил Трофимович Мальцев — выходец из белорусских крепостных, получивший свободу и земельный надел в Николаевском уезде Самарской губернии за героизм, проявленный в Крымской войне 1853-1856 гг. А в начале XXI в. стали доступными архивные материалы, в которых указывалось, что он не бывший крепостной, а купец из города Рыльска Курской губернии. Но одно дело упоминание об этом, другое – подтверждающие документы. И таким документом стала выписка из ревизской сказки (переписи) рыльских купцов за 1850 год, присланная мне курскими краеведами. Из неё стало известно, что отца Михаила Трофимовича звали Трофим Михайлович и был он купцом второй гильдии. Его фамилия тогда писалась черз «о» – Мальцов. Родился Трофим в 1783 году и скончался в возрасте 67 лет, в 1850-м, будучи вдовцом. У него было два сына: Агафоник (Агафон), который родился в 1809 году, и Михаил, родившийся в 1810-м. В то время, когда проходила перепись, старший был женат на Анне Николаевне, которая была младше его на 11 лет, и уних было два сына – Семён (1838 года рождения) и Пётр (1849-го); младший был женат на Пелагее Михайловне, которая была младше своего мужа на 16 лет), и у них была дочь Мария, которой исполнилось всего несколько месяцев.
Интересно, что в 1850-м, являясь сыном рыльского купца, Михаил Трофимович уже осваивал Балаково и Николаевск. По всей видимости, здесь он и женился. Кем же была его избранница?
«Всё богатство моё в тебе…»
Пелагея Михайловна была родом из известной старообрядческой купеческой семьи города Хвалынска. Именно благодаря ей Михаил Трофимович сначала стал владельцем дома в Николаевске, который жена продала мужу за 40 рублей серебром, а затем обладателем первых десятин (гектаров) заволжской земли, которые были подарены Пелагее её дядей.
Информацию об этом я обнаружил в мартовских номерах газеты «Самарские губернские ведомости» за 1857 год. Здесь, одно за другим, были помещены объявления о том, что «совершена дарственная запись на подарок Хвалынским купецким братом Степаном Кузьминым родной своей племяннице Николаевской купецкой жене Пелагее Мальцевой участка земли…» И таких участков было подарено общей площадью около двух тысяч десятин. Причём в одном из объявлений дядя записан как Степан Фёдоров. Это объясняется тем, что в то время «фамилии» писались по имени предков. Вероятно, отца Степана звали Фёдор, а деда – Кузьма.
Кстати, в начале XIX в. городским главой Хвалынска был купец Кузьма Михайлов. Наверняка он-то и стал основателем купеческого рода Кузьминых-Михайловых, от которых в Хвалынске сохранились дом и дача, построенные ими на рубеже XIX-XX вв. (последняя находится на территории дома отдыха «Ривьера»). Но Михаил Трофимович богател не только за счёт своей жены. Земельные подарки от её дяди скорее стали внушительной добавкой к семейному капиталу.
Сами с усами
Первые деньги молодой рыльский купец заработал на сале. В XIX в. (особенно в первой её половине) оно считалось едва ли не стратегическим продуктом. А всё потому, что тогда это было и топливо, и освещение. Не случайно цена на сало (наряду с хлебом) была своеобразным индикатором европейского рынка.
Михаил Трофимович, перебравшись из Рыльска в Саратовско-Самарское Заволжье, построил здесь (в Балакове и Николаевске) два салотопенных заводика, которые, при дешевизне сырья (баранины), стали приносить немалый доход. Это-то и стало стартовой площадкой для укрепления мальцевского состояния. К концу 50-х гг. XIX в. оно было настолько велико, что, имея землю, подаренную жене, Мальцев решил прикупить ещё 400 десятин, о чём свидетельствует объявление всё в тех же «Ведомостях» от 2 декабря 1861 г.
Таким образом, «легенда» о том, что Михаил Трофимович получил большой земельный надел в подарок от государства за героическое участие в Крымской войне, опровергается напрочь. Но отношение к этому историческому событию Мальцев всё-таки имеет. Когда в Николаевске формировались народные дружины, он взял на себя частичное снабжение дружинников продовольствием, за что получил благодарность от царя: «Государь Император по всеподданнейшему докладу о пожертвовании Николаевским 2-й гильдии купцом Мальцевым в Дружину № 321 солёной баранины 75 пудов; купцами и мещанами г. Николаевска в Дружину № 321 муки, сколько таково окажется нужной для продовольствия в течение месяца 939 ратников; комиссионером Николаевского и Новоузенского округов С.-Петербургским купцом Третьяковым для ратников Дружины № 321 — 12 вёдер вина, – Высочайше повелеть соизволил поблагодарить за означенные пожертвования».
В 1856 году у Михаила Трофимовича и Пелагеи Михайловны родился Паисий, а в 1857-м – Анисим. Это известно давно. Но оказалось, что у них была сестра, и звали её не Марией, как в ревизской сказке, а Акулиной.
Мальцевская «сиротка»
Два года назад по электронной почте я получил письмо из Минска от неизвестной мне Валерии Ледяевой. Она сообщала, что её прапрабабушку звали Акулиной, фамилия у неё была Мальцева, и воспитывалась она в семье балаковских Мальцевых. Вот это да! Полная неожиданность! А далее последовали ещё более неожиданные подробности: «Моя прапрабабушка родилась приблизительно в 1856-1857 годах и была ровесницей Анисима и Паисия (т.е. она могла быть внебрачной дочкой Михаила, либо просто сироткой-подкидышем, и выросла вместе с братьями). Её называли «сироткой». Возможно, она была подброшена. Акулина училась вместе с Анисимом и Паисием, была очень разумной и способной. Тетя рассказывает, что монашки ругали Анисима за то, что он списывал у неё и ждал подсказок. Выдали её замуж за Александрова (ударение на «о»). У них были дети. Одна из дочерей, Екатерина Ивановна, — моя прабабушка. Она уже в 18-19-х годах, после смерти Паисия, бежала в Бухару со своими детьми Павлиной Алексеевной (матерью тети) и Михаилом Алексеевичем (моим дедом), маминым отцом».
Продолжение в следующем номере.

Ю. Каргин, писатель, краевед
На снимке (слева направо):
земский начальник Романовский,
купец М.Т. Мальцев, управляющий имением Мальцевых Лукашов