Лев Толстой в башкирской степи

Лев Николаевич Толстой впервые посетил заволжские земли в мае 1851 года, когда проезжал, вместе с братом Николаем Николаевичем, через Поволжье из Казани на Кавказ. Он тогда ненадолго останавливался в Сызрани. Следующее, более длительное, посещение Толстым Самарской губернии, к которой относился Николаевский уезд, было в 1862 году. У великого писателя усилился кашель. Доктор, Андрей Берс, будущий тесть писателя, посоветовал ему ехать на кумыс в Самарскую губернию. Толстой решил последовать совету врача и, смеясь, говорил своим знакомым: «Не буду ни газет, ни писем получать, забуду, что такое книга, буду валяться на солнце брюхом вверх, пить кумыс да баранину жрать! Сам в барана обращусь, — вот тогда выздоровлю!».

Намерению поселиться в кумысолечебнице Нестора Постникова, научно обосновавшего лечение кумысом, с которым потом установятся многолетние дружеские отношения, помешало то, что там было много отдыхающих. Толстой, по совету местных жителей, едет в башкирское кочевье Каралык на реке того же названия, в Николаевском уезде, в 130 верстах от Самары.

Ездивший вместе с писателем на Каралык его яснополянский ученик В.С. Морозов впоследствии вспоминал, что все башкиры, от старого до малого, полюбили Толстого: он умел находить общий язык и со стариками, и с молодежью, шутил и смеялся, принимал участие во всех башкирских играх. Башкиры с ним все вскоре так сблизились, что всякий, встречаясь с ним, с радостью улыбался и кланялся ему. Даже четырех — пятилетние башкиренки, встречаясь с ним, кивали головой, улыбались и называли его «князь Тул».

В первый приезд Толстой пробыл на Каралыке полтора месяца, здоровье его за это время значительно улучшилось, и в середине июля он выехал в Москву.

Следующий приезд Л. Н. Толстого на кумысолечение состоялся только в 1871 году. К тому времени молва о чудодейственной силе Самарского кумыса разлетелась далеко по России. В степи устремились сотни людей. Писатель опасался, что не найдет места для лечения. Но все обошлось хорошо. Лев Николаевич приехал к знакомым башкирам. Они приняли его радостно.

Толстой поселился не в самой деревне Каралык, а вблизи от нее, в двух верстах, в нанятой у муллы кибитке, ранее бывшей мечетью. Кругом на сотни верст ни одного деревца. Спастись от палящего солнца можно было только в кочевке, хотя и в ней жарко, как в бане. Но Толстой не тяготился жарой и отсутствием тени. Он писал жене 20 июля: «Жить без дерева за сто верст, в Туле, ужасно, но здесь другое дело: и воздух, и травы, и сухость, и тепло делают то, что полюбишь степь».

Чтобы лучше узнать жизнь малоизвестного ему края, Толстой приобрел лошадь, на которой вместе с С.А. Берсом ездил по окрестным деревням, и оказался совсем рядом, на Камелике, в Кузябаевской волости Николаевского уезда. Вот впечатления из его путевых заметок. «Поездка удалась прекрасно. Дичи пропасть, девать некуда, уток пропасть, и есть некому. И башкиры, и места, где мы были, и товарищи наши прекрасны. Приняли нас везде с гостеприимством». В своих письмах и воспоминаниях участники поездки «к дальним башкирам» не называют тех семей, в которых они побывали. Но если учитывать расстояние (более 100 верст), способ передвижения (на бричке) и время поездки, то можно предположить, что Л.H. Толстой, скорее всего, посетил кочевки деревень Байгундино (она первая стояла на пути), Ишимбаево (Юлдожбаево) и Кучумбетово. К сожалению, эта поездка в наши края ранее никак не была освещена.

Беседуя с крестьянами в деревнях, Толстой живо интересовался, как они ведут хозяйство, хороши ли урожаи. Следствием этого интереса к местному земледелию стало желание Толстого приобрести землю в Самарской губернии. Лев Николаевич пишет А.А. Фету: « Я, как и везде, примериваюсь,- не купить ли имение. Это мне занятие и лучший предлог для изучения настоящего положения края».

Присмотрев у помещика Н.П. Тучкова землю для покупки, Толстой пишет супруге о переговорах, связанных с покупкой земли: «Ни при какой покупке у меня не было такой решительности, как при этой…. Особенно соблазняет простота и честность, наивность и ум здешнего народа».

Возвратившись в Ясную Поляну, он, в конце августа, едет в Москву для покупки у полковника Тучкова имения близ сел Гавриловка и Патровка в количестве 2500 десятин за 20 000 рублей. Это нынешний Алексеевский район Самарской области, недалеко от Перелюба. Здесь стоит небольшой хутор, названный в честь Льва Николаевича Толстого. Когда-то этот хуторок принадлежал писателю.

Разумеется, эта покупка установила более прочную связь Льва Николаевича с Заволжской степью, и почти каждый год с тех пор он посещал его.

Писатель на 20 лет прикипел к степному вольному краю. В апреле 1878 года купил еще почти 4300 гектаров. По местным понятиям владения Льва Николаевича выглядели весьма внушительно. С тех пор хутор на реке Моча (ныне Чапаевка) получил имя своего хозяина. Лев Николаевич Толстой в своем новом владении не только отдыхал и занимался творчеством, но и развивал хозяйство. Уже на второй год после покупки было посеяно 12 полей, удалось быстро развести несколько табунов кумысных кобыл. Скоро их число достигло 15 тысяч. Изготовление кумыса в те времена давало немалый доход.

Устраивал Лев Николаевич в своем имении скачки для местного населения. Вот как об этом вспоминает его супруга: ««Шестого у нас были скачки. Скакали 25 верст и проскакали в 39 минут, что очень быстро. Из 22-х лошадей пришли 4, остальные стали, не могли скакать. Первый приз был заграничное ружье и халат. Второй приз — глухие серебряные часы с портретом государя и халат, потом халаты, платки. В скачки съели в два дня 15 баранов и выпили страшное количество кумысу. Башкирцы плясали, пели свои национальные песни, играли на дудках и на горле, боролись и очень веселились. Все это было красиво и интересно».

Лев Николаевич Толстой бывал в степном имении наездами, но всякий раз принимал деятельное участие в помощи крестьянам. Делами же в хозяйстве заправлял сын писателя — Сергей Львович.

По материалам Ю. Бычкова и сайта museum.samgd.ru