Трупакова в Центре соцобслуживания

Черкасовы переехали в Пугачев из Духовницкого района перед войной. Отец устроился в автоколонну. Заработки там были хорошие. Многочисленная семья зажила если не в достатке, то и не в бедности.
Началась война. Отца мобилизовали на фронт. Мать пошла работать в прачечную госпиталя. Через полгода после Победы вернулся отец — весь в орденах и без единой царапины.

Лида родилась после войны, но семейную хронику знала по рассказам старших. Когда была еще совсем маленькой, отец повез семейство на Кубань, к другу. Тот в письмах звал к себе, манил рассказами о богатом крае, достойном заработке и прочих земных благах. 

Действительно, жизнь здесь была другая. Отцовского заработка хватало не только чтобы содержать семью, но и отложить деньги на строительство дома. Только дом пришлось строить не в кубанской станице, а в Пугачеве. Отец однажды поехал в отпуск в родные места, да так потом загрустил, что места себе не находил. Тянуло его в Пугачев – не удержать.

В 1958 году семья вернулась в родной город. Средства позволяли построить большой дом, светлый, лучший в квартале. 

Лида пошла в 5 класс второй средней школы. Полюбила своих учителей, особенно классного руководителя И.П. Шаламову и В.Г. Моржикову, математика. Подход у них был к ученикам свой, неповторимый. Не захочешь, а урок выучишь. Не от страха, а из уважения.

Класс Лиды был первым выпуском одиннадцатилетки. Очередной эксперимент почти по Макаренко, чтобы со средним образованием получать профессии. Поэтому классы были профильные: кто изучал механизаторское дело, кто швейное, кто столярное. Лида выбрала дошкольное воспитание. 

По окончании школы в 1965 году, имея профессию, укатила в Балаково. Тогда многие туда ехали: шло строительство ГЭС, заводов, молодежь со всех концов страны.

Устроилась на работу в детском комбинате воспитателем младшей группы. Растерялась от звонкого детского многоголосья. Пожилая нянечка навела порядок одним словом и научила Лиду быть всегда хозяйкой положения, лидером. Лидерство в её характере было, недаром в школе она была старостой. Скоро малыши стали послушны. Лида так к ним привязалась, что работа стала внутренней необходимостью. Особенно ей удавались праздники. Петь она любила и умела, в школе выступала на смотрах художественной самодеятельности. Вот и на детских праздниках её красивый голос вёл за собой ребячий хор. Гости, папы и мамы, всегда были в восторге.

Пережив разочарование юношеской влюбленности, ответила согласием на предложение нового знакомого — В.И. Трупакова. Торжественное бракосочетание состоялось в балаковском Доме культуры, оно соединило их на 38 лет. Оказалось, что Дом культуры был ранее православным храмом. Сейчас здание вновь вернули церкви.

Валентин работал на химзаводе. Молодая семья жила в общежитии. Родился сын Эдик. 

В 1971 году Трупаковы услышали о стройке в Средней Азии, поехали в Узбекистан, чтобы заработать деньги на своё жильё. Муж трудился на стройке экскаваторщиком, а Лида — в детском саду при хлопковом заводе. Для каждой группы отдельное здание с тёплыми переходами, спальни с прекрасной мебелью, душевые, бассейн, комната для игр, для занятий, беседки с виноградом и много роз. В таком садике хотелось работать, хотелось творить. В 1974 году, когда младшему сыну исполнился год, поступила на заочное отделение в Сурхандарьинский дошкольный пединститут, который оканчивала уже в Пугачёве.
В Пугачёве работала в детском саду СМП-350, потом стала там заведующей и одновременно вела кружок «Умелые руки» в подростковом клубе «Ровесник». В начале 90-х годов детский сад закрыли. Лидия Константиновна всех воспитателей трудоустроила, а ей предложили на выбор временное место в «Рябинушке» или возглавить подростковый клуб. Выбрала клуб, обустроила, наладила работу, а тут стали организовывать Центр соцобслуживания. Руководители города предложили ей там место директора.

Дело новое, незнакомое, в Саратовской области было пока всего четыре таких центра. Лидия Константиновна согласилась, засучила рукава. Организовала коллектив, огородила здание барачного типа на ул. Октябрьской. Здание обустроила: газ, вода, слив – все, как положено. Вскоре в центре были открыты социально-реабилитационное и физио-терапевтическое отделения. Через 3 месяца уже принимали пациентов. Дело было хлопотное, но благородное, нужное. Пожилые одинокие люди нуждались в заботе, уходе, хорошем питании, оздоровлении. Кормили пациентов 4 раза в день, хлеб пекли сами, в детской кухне получали кефир, сельские поселения и фермеры снабжали овощами.

В 1998 году переехали в новое здание – бывший элеваторский садик, за которое Лидия Константиновна сражалась с элеваторским начальством и победой очень гордилась. Стали расширяться, отделение социальной реабилитации увеличили до 25 коек. Министерство выделило деньги на новую мебель. Была своя прачечная, ванная, душевая. В 1997 году открыли отделение помощи семье и детям. 

При Трупаковой пугачёвский Центр соцобслуживания стал одним из лучших в области. Коллеги уважали её за профессионализм, строгую сдержанность и человечность. В 2000 году центр занял первое место в конкурсе среди соцработников. В 2001 году за свой добросовестный труд Лидия Константиновна получила Грамоту Министерства труда и соцразвития РФ, а в 2003 году ушла на пенсию: нужно было ухаживать за больным мужем.

Когда праздновали 10-летие Центра (в 2003 г.), в нём было уже 14 отделений вместо трёх и 225 человек сотрудников, которые остаются её друзьями. Вспоминают добрым словом и старики уважительного директора.

В настоящее время Лидия Константиновна радуется успехам своих преемников, с удовольствием посещает мероприятия Центра, начала ходить в бассейн с группой здоровья, занимается по силе возможностей социальным туризмом и ждёт в гости 3-х внучек, 2-х внуков и пятилетнего правнука.

Л. Шепелева