Наш корреспондент беседует с директором Пугачевского лесхоза Сергеем Геннадьевичем Мальшиным

— У Вас могла сложиться благополучная карьера в строительстве. Вам предлагали завидную должность, квартиру, но Вы отказались и ушли в лесхоз. Почему из предложенных дорог вы выбрали именно эту?

— Профессии бывают разные. Но  они не мои, чужие. Можно было бы прожить другую жизнь, но она, скорее всего, была бы безрадостной. Я начинал помощником лесничего в Башкирии, потом был лесничим. Романтика. Другое время, другие приоритеты.  Хотелось проявить себя. В чем – то это получилось. В Пугачевском лесхозе, например, был запланирован большой объем рубок обновления. Идея красивая: старье – под корень, пойдет подрост и появится новый лес. Мы всегда хотим сделать, как лучше. Только получается, как всегда. В общем, я восстал против этой идеи. Уже были готовы документы. Только дай отмашку, и бензопилы вырежут тысячи кубометров древесины. Я оказался прав. Когда горячка у начальников сошла, стали пробовать на малых делянках. Никакого подроста. Вот так и сберег в Пугачеве пятую часть лесного массива.  Рубить дубы, которым 60 лет – глупость. Они у нас живут вдвое дольше. Так что в лесничие я пошел не зря.

— Прошлое лето было тревожное. Лесные пожары по стране. Нас огонь тоже не обошел. От Правительства ждали радикальных мер. Что – то изменилось?

— Как правило, мы имеем дело с разгильдяйством, с извечным русским «авось». Почти все лесные возгорания связаны с выжиганием стерни, сухой травы, прошлогодней соломы. Люди играют с огнем в опасные игры. Чтобы вразумить их, приняты документы. Изменения в законодательстве, например, предусматривают усиление уголовной и административной ответственности за нарушение правил пожарной безопасности в лесах. За поджог теперь могут посадить на десять лет. Есть позитивные изменения  в лесном кодексе. Больше полномочий получили органы государственной власти и самоуправления. Но есть моменты, к которым я отношусь с долей иронии. Например, к созданию добровольных пожарных дружин. Общественные формирования не заменят лесной охраны, людей знающих, профессионально подготовленных, умелых. Лесу нужны лесники.

— Хорошо, поговорим о лесниках, вернее, о штатном расписании, о кадрах. Долгожданные перемены, грядут ли они в Пугачев?

— В свое время киевская и воронежская лесоустроительные организации  делали нам проект лесоустройства. Была аэрофотосъемка потом ее дешифровка. Каждый клочок леса не выпал из поля зрения, был изучен, исследован. В результате появился документ, следуя которому мы должны развивать и преумножать местное лесное богатство. Так вот, согласно этому документу Пугачевский лесхоз должен иметь 60 работников, а сейчас в лесхозе, вообще, никого нет, а в пугачевском лесничестве на пять административных районов – четыре лесника. Самое грустное, что все последние нововведения в отрасли не предусматривают увеличения штата.

— Недалеко от нас, в Балаковском  лесхозе есть рукотворный памятник природы – Грачевская лесная дача. Ее еще при царе заложил известный лесовод Н.И. Генко. Есть ли что – то похожее в Пугачевском районе?

— У нас есть прекрасные места. Участки дубравных государственных лесополос. Работа по лесоразведению не останавливалась  даже в 1942 тяжелейшем военном году. То же самое в гражданскую войну. Люди знали, лихолетье пройдет и настанет будущее, которое всегда создают заранее.   Жемчужиной пойменных лесов можно назвать массив в районе санатория «Пугачевский». Там есть дубы, которые занесены в государственный реестр. Они представляют интерес для селекционной работы.

— Какие качества Вы цените в людях?

— Мне кажется, граждане устали от высоких слов. Порядочность, справедливость, честность. Только где все это? Пенсионера с проездным билетом в «Газели» оскорбят, но если ветеран протягивает за билет десятку — добро пожаловать. Я сужу о человеке по его отношению к старости. Оглянитесь вокруг и вы все поймете.

— Вы человек, подверженный двум страстям. Это охота и голуби. Ничто не меняется?

— Да, как сказать. Коллективную охоту я оставил. Наверное, это переоценка ценностей, свойственная возрасту. Уже не люблю больших шумных кампаний. Тропить зайца или лису выезжаю с людьми, которые мне интересны. Не могу стрелять в грациозных животных, например, в косуль. Все больше привлекает не сама охота, а процесс подготовки, некая ритуальность: костер, природа, окружение близких людей.

Отношение к голубям не изменилось. Есть порода – пугачевские голуби. Она нигде официально не зафиксирована, но существует и специалисты об этом знают. Породу вывели местные голубятники. Это результат долгой селекционной работы, основанной на опыте. Есть голуби, похожие на пугачевских: камышинские, свердловские. Но нашим уступают по внешнему виду, навигационным качествам, полетным свойствам. Пугачевские  голуби на большой высоте могут летать 5-7 часов.

— Недалеко, 40 километров от Пугачева, находится терминал по уничтожению химического оружия. Была идея отгородиться от него лесной полосой. Какая – никакая, а защита. Что – то сделано?

— Объект по проекту должен быть озеленен. Там большой объем работ, но он не выполнен. Пришел новый глава администрации Г.С. Кузнецов и взялся за дело. Наше лесничество оказывает ему помощь. В 1935 году перед выпускниками военных академий И.В. Сталин произнес ключевые слова: кадры решают все. Попадется хороший управленец и жизнь закипает, все налаживается. Что касается лесной полосы между Пугачевским и Краснопартизанским районами, то природа здесь распоряжается сама. В районе Березово и Каменки  растут естественные пойменные леса.

— Некоторые люди живут по принципу: после меня хоть трава не расти. Есть ли такие в Пугачевском районе?

— В основном люди прекрасные, отзывчивые. Я часто вспоминаю А.С. Севастьянову. Она в лесхозе занималась лесоразведением, возила саженцы из Самары. А это весна, половодье, трудный путь. Сколько добра людям сделала, какие леса после себя оставила! А есть другие люди, озлобленные, для которых будущего не существует.

— Леса всегда принадлежали государству. Местные власти могли сдавать их в аренду, но николаевское земство, например, всегда выступало, как хозяин угодий. Сейчас картина нелепая. Районная власть на своей территории, как квартирант, и знать не знает, кто и когда берет лес в аренду. По – вашему, это еще долго продлится?

— Положение ненормальное. Возьмите сдачу прудов в аренду – здесь картина другая. Местная комиссия рассматривает кандидатуры арендаторов, действует в интересах территории   населения. Такой подход должен быть и при аренде леса. Местная комиссия должна выносить решение: сдавать, не сдавать. Тогда все станет на свои места.  Как скоро это случиться — не ответит никто.

Вопросы задавал Г. Аристов