Сегодня в гостях у «Пугачевского времени» директор Пугачевского лесничества Сергей Геннадьевич Мальшин.

 

— Сергей Геннадьевич, у Вас могла сложиться благополучная карьера в строительстве. Вам предлагали завидную должность, квартиру, но Вы отказались и ушли в лесхоз. Почему из предложенных дорог вы выбрали именно эту?
— Профессии бывают разные. Но они не мои, чужие. Можно было бы прожить другую жизнь, но она, скорее всего, была бы безрадостной. Я начинал помощником лесничего в Башкирии, потом был лесничим. Романтика. Другое время, другие приоритеты. Хотелось проявить себя. В чем – то это получилось. В Пугачевском лесхозе, например, был запланирован большой объем рубок обновления. Идея красивая: старье – под корень, пойдет подрост и появится новый лес. Мы всегда хотим сделать, как лучше. Только получается, как всегда. В общем, я восстал против этой идеи. Уже были готовы документы. Только дай отмашку, и бензопилы вырежут тысячи кубометров древесины. Я оказался прав. Когда горячка у начальников сошла, стали пробовать на малых делянках. Никакого подроста. Вот так и сберег в Пугачеве пятую часть лесного массива. Рубить дубы, которым 60 лет – глупость. Они у нас живут вдвое дольше. Так что в лесничие я пошел не зря.
— В последние годы, каждое лето по стране бушуют пожары. Нас огонь тоже не обошел. От Правительства ждали радикальных мер. Что – то изменилось?
— Как правило, мы имеем дело с разгильдяйством, с извечным русским «авось». Почти все лесные возгорания связаны с выжиганием стерни, сухой травы, прошлогодней соломы. Люди играют с огнем в опасные игры. Чтобы вразумить их, приняты документы. Изменения в законодательстве, например, предусматривают усиление уголовной и административной ответственности за нарушение правил пожарной безопасности в лесах. За поджог теперь могут посадить на десять лет. Есть позитивные изменения в лесном кодексе. Больше полномочий получили органы государственной власти и самоуправления. Но есть моменты, к которым я отношусь с долей иронии. Например, к созданию добровольных пожарных дружин. Общественные формирования не заменят лесной охраны, людей знающих, профессионально подготовленных, умелых. Лесу нужны лесники.
— Хорошо, поговорим о лесниках, вернее, о штатном расписании, о кадрах. Какие перемены грядут в Пугачеве?
— В свое время киевская и воронежская лесоустроительные организации делали нам проект лесоустройства. Была аэрофотосъемка потом ее дешифровка. Каждый клочок леса не выпал из поля зрения, был изучен, исследован. В результате появился документ, следуя которому мы должны развивать и преумножать местное лесное богатство. Так вот, согласно этому документу Пугачевское лесничество должно иметь 60 лесников, а сейчас у нас на пять административных районов – три лесных инспектора. Самое грустное, что все последние нововведения в отрасли не предусматривают увеличения штата.
— Недалеко от нас, в Балаковском районе есть рукотворный памятник природы – Грачевская лесная дача. Ее еще при царе заложил известный лесовод Н.И. Генко. Есть ли что – то похожее в Пугачевском районе?
— У нас есть прекрасные места. Участки дубравных государственных лесополос. Работа по лесоразведению не останавливалась даже в 1942 тяжелейшем военном году. То же самое в гражданскую войну. Люди знали, лихолетье пройдет и настанет будущее, которое всегда создают заранее. Жемчужиной пойменных лесов можно назвать массив в районе санатория «Пугачевский». Там есть дубы, которые занесены в государственный реестр. Они представляют интерес для селекционной работы.
— Какие качества Вы цените в людях?
— Мне кажется, граждане устали от высоких слов. Порядочность, справедливость, честность. Только где все это? Пенсионера с проездным билетом в «Газели» оскорбят, но если ветеран протягивает за билет семнадцать целковых — добро пожаловать. Я сужу о человеке по его отношению к старости. Оглянитесь вокруг и вы все поймете.
— Вы человек, подверженный двум увлечениям. Это охота и голуби. Ничто не меняется?
— Да, как сказать. Коллективную охоту я оставил. Наверное, это переоценка ценностей, свойственная возрасту. Уже не люблю больших шумных кампаний. Не могу стрелять в грациозных животных, например, в косуль. Все больше привлекает уже не охота, а рыбалка: костер, природа, окружение близких людей.
Отношение к голубям не изменилось. Есть порода – пугачевские высоколетные голуби. Она нигде официально не зафиксирована, но существует и специалисты об этом знают. Породу вывели местные голубятники. Это результат долгой селекционной работы, основанной на опыте. Есть голуби, похожие на пугачевских: камышинские, свердловские. Но нашим уступают по внешнему виду, навигационным качествам, полетным свойствам. Пугачевские голуби на большой высоте могут летать 5-7 часов.
— В 40 км от Пугачева был терминал по уничтожению химического оружия. Сейчас на его базе собираются запустить завод по производству минеральных удобрений. Обсуждалась идея отгородиться от этого объекта лесной полосой. Какая – никакая, а защита. Что – то сделано?
— Работы по озеленению в Краснопартизанском районе ведутся. Но, к сожалению, они низкого уровня. Все, по обыкновению, упирается в отсутствие средств.
— Некоторые люди живут по принципу: после меня хоть трава не расти. Есть ли такие в Пугачевском районе?
— В основном люди прекрасные, отзывчивые. Я часто вспоминаю А.С. Севастьянову. Она в лесхозе занималась лесоразведением, возила саженцы и семена со всей страны. А это весна, половодье, трудный путь. Сколько добра людям сделала, какие леса после себя оставила! А есть другие люди, о которых вы как раз спрашиваете.
— Леса всегда принадлежали государству. Местные власти могли сдавать их в аренду, но николаевское земство, например, всегда выступало, как хозяин угодий. Сейчас картина нелепая. Районная власть на территории лесного фонда как квартирант, и знать не знает, кто и когда берет лес в аренду. По-Вашему, это еще долго продлится?
— Положение ненормальное. Возьмите сдачу прудов в аренду – здесь картина другая. Местная комиссия рассматривает кандидатуры арендаторов, действует в интересах территории населения. Такой подход должен быть и при аренде леса. Местная комиссия должна выносить решение: сдавать, не сдавать. Причем, приоритет должен отдаваться местным жителям. Тогда все станет на свои места. Как скоро это случиться — не ответит никто.
— Какие задачи ставит перед собой Пугачевское лесничество в Год Экологии?
— Коллектив лесничества профессиональный, сплоченный, настроенный на процесс созидания. Мы включились в широкомасштабные проекты «Лес своими руками» и «Аллеи России», в рамках которых разработали и провели акцию «Живи лес». Безвозмездно раздали около 10 тысяч сеянцев для посадки жителям, управляющим компаниям, общеобразовательным и дошкольным учреждениям, предприятиям, муниципальным образованиям. Наши специалисты на местах проводили консультации, как правильно сажать деревья, ухаживать за саженцами, чтобы они прижились. Как структурное подразделение областного Министерства природных ресурсов и экологии, в рамках общероссийской акции по очистке водных объектов и их берегов курируем проект «Иргизу — чистые берега!». На базе старопорубеженской средней школы организовано школьное лесничество. Ребята уже неплохо показали себя на областном слете школьных лесничеств. В идеале, такие кружки нужно создавать при каждой школе, по аналогии с клубами Юных натуралистов в советской школе. От этого кроме пользы ничего не будет. Работы много.
— Когда-то в Пугачеве был плодопитомник, где выращивали крыжовник, малину, другую ягоду. Жители могли за условную цену делать там запасы ягоды на зиму. Мне кажется, что подобная идея была бы сегодня, в условиях непростой экономической ситуации актуальна. Как Вы считаете?
— Что-то похожее сейчас появляется, но не на муниципальном уровне, а в частном секторе. Фермеры разбивают сады, ягодники. В КФХ М.В. Долбилина, в селе Успенка яблоневый сад. ООО «Золотой колос Поволжья» заложило сад, ягодники, плодоносящие кустарники. Один из арендаторов С.Д. Секоев заложил сад недалеко от Карловки. Что касается государственных садов или плодопитомника, то земли есть, но без должного финансирования ничего не будет. Ведь помимо закладки, необходим уход за посадками, нужно платить людям, занятым в этом процессе заработную плату. А денег в казне нет.
— На что Вы готовы пойти ради достижения поставленной цели?
— На многое, кроме одного. Я никогда не пойду на сделку с собственной совестью.
— К сожалению, нынешнее подрастающее поколение, в большинстве своем предпочитает книгам интернет и телевидение. Помимо того, что книги развивают интеллект, учат думать они еще и воспитывают человека как личность. Какие книги стали Вашими учителями и что бы Вы посоветовали молодежи прочитать обязательно и почему?
— Самый большой след в моем мировоззрении и моем отношении к окружающему миру оставил роман Л. Леонова «Русский лес». Никогда еще жизнь природы не сближалась так тесно с человеческой историей, как это показано в книге Леонова. Лес таит в себе лучшие человеческие достоинства, переливая в душу людей красоту и силу. Лес, как и человек, стремится в высоту, к небу. Конечно же, здесь образная, поэтическая символика, но есть в ней прелесть высшей природы. Думаю, что на уровне подсознания эта книга повлияла на мой выбор профессии.
Чтобы посоветовал читать молодежи? Пришвина, Паустовского, Васильева – тех классиков, для которых любовь к родной природе была немыслима без любви к Родине. Такое отношение должно воспитываться с детства. По-моему Достоевский сказал: «Кто не любит природы, тот не любит и человека, – тот плохой гражданин».
— Что помогает вам принять правильное решение в трудных ситуациях?
— Жизненный опыт, воспитание, которое дали мне родители, общечеловеческие ценности и Божьи заповеди. А еще советы и поступки тех людей, у которых мне довелось учиться.
Вопросы задавал С. Аристов