Личность Дмитрия Николаевича Ястребова, одного из лучших граждан Николаевска, а затем Пугачева, постоянно приковывает к себе внимание. Нынешний рассказ о Дмитрии Николаевиче дополнен страницами его личной жизни.
В 1906 году в Николаевске потомственный лесопромышленник Дмитрий Николаевич Ястребов пустил в работу лесопильный завод. Хорошо знающий дело, он поставил производство на широкую ногу. Никто из его современников и последователей не мог с ним сравниться. Поэтому Ястребов занял ведущее место в городе и уезде.
Дмитрий Николаевич хорошо разбирался в людях, всемерно помогал рабочим, заботился о них, обеспечивал жильем. Естественно, он пользовался широкой популярностью, многое делал для развития Николаевска и Николаевского уезда, за что был удостоен звания Почетного гражданина.
Ястребов, красавец и всеобщий любимец, дружил с семьей самарского архитектора А.В. Нуичева. «Дом Нуичева», пятиэтажное, роскошное здание, поныне украшает Самару и представляет собой историческую ценность. 16 –летняя дочь архитектора Мария, несмотря на разницу в возрасте, влюбилась в Дмитрия Николаевича. Чувства оказались взаимными. Состоялось венчание. Юная жена вошла в николаевский дом лесопромышленника.
Мария Алексеевна была талантлива. Она хорошо рисовала, музицировала, увлекалась литературой, играла в николаевском самодеятельном театре, восхищала красотой местного фотографа П.Е. Рунова. Тот делал студийные портреты Марии Алексеевны. Они были близки к произведению искусства. Сейчас фотографии той поры находятся у Инги Захаровны Гуревич, внучки Марии Алексеевны.
У Ястребовых было двое детей: Леонид и Ия. Безоблачность и благополучие в семье продолжались до 1910 года, до тех пор, пока в Николаевске не появился врач Константин Павлович Троицкий. В то время Д.Н. Ястребов был главой города. Приезжий доктор нанес ему визит. Встреча Марии Алексеевны и Троицкого оказалась роковой. Возникла любовь, и вскоре Мария Алексеевна, забрав дочь и оставив бывшему мужу сына, ушла к Троицкому. До этого события у Троицкого была невеста – дочь самарского губернатора. В Николаевске злословили: поменял дочь губернатора на жену городского головы.
Ястребов был богат, обладал властью. Он мог повлиять на ситуацию, оставить жену при себе и нанести ущерб сопернику. Но Дмитрий Николаевич был благородным человеком, он уважал чужие чувства, не желал для любимой женщины безрадостной доли. Он смирился с судьбой и отпустил жену с миром. Все продолжали жить в Николаевске.
В годы революции пролетарская ненависть не коснулась лесопромышленника. Красные комиссары не унижали его трудовой повинностью, не подвергли репрессиям. Более того, за ним сохранили недвижимость, которой он владел: дом, где жил сам, и дом, в котором жила его племянница Капитолина Андреевна Ястребова и две ее дочери. Новая власть назначила бывшего владельца завода техническим руководителем лесопильного предприятия. Так что Дмитрий Николаевич практически не поменял образ жизни. Он умер в 1926 году в Пугачеве. Есть версия, что Ястребов был сослан, но она вряд ли соответствует истине. Кажется, сын Леонид все — таки был арестован, но вскоре отпущен и посчитал за благо покинуть Пугачев. Вероятно, он и образовал американскую ветвь рода Ястребовых. В 1996 году в одном из русскоязычных журналов США был опубликован очерк о Д.Н. Ястребове. К сожалению, Пугачеву не удалось получить публикацию.
В 1913 году у Марии Алексеевны и доктора Троицкого родилась дочь. Семья жила хорошо, радостно. В период революционных бурь доктор Троицкий принял «красную» сторону, участвовал в формировании Чапаевской дивизии. Об этом, в частности, упоминается в книге Н.М. Хлебникова «Легендарная чапаевская».
В 1923 году в Николаевске свирепствовал тиф. Троицкий боролся с эпидемией, но заболел сам и умер. Мария Алексеевна оказалась в трудном материальном положении. Поскольку она умела шить, то стала принимать заказы. Она отличалась жизнелюбием и большой внутренней силой.
Вероятно, уже после смерти Дмитрия Николаевича она, чтобы пополнить семейный бюджет, сдала комнату обрусевшему немцу Мейеру. Впоследствии она стала его женой. Совместных детей у них не было, но Мейер заботился о детях Марии Алексеевны, как о собственных. В 1937 году его арестовали и этапировали в Ульяновск. Мария Алексеевна продала дом в Пугачеве и купила в Ульяновске, чтобы быть ближе к мужу и как-то поддерживать его. Мейера освободили, но перед самой войной он умер.
Мария Алексеевна, возлюбленная Ястребова, прожила долгую жизнь. Привыкшая к всеобщему обожанию, она и в 90 лет задавала родным шутливый вопрос:
— Почему мужчины перестали обращать на меня внимание?
Она любила вспоминать свою самарскую юность, рассказывала, как с братом Анатолием в период школьных каникул ездила в Париж. Она до последнего читала книги, собрала хорошую библиотеку.
Мария Алексеевна скончалась в Москве в возрасте 93 года. У ее детей жизнь была менее насыщенной, более ровной.
В настоящее время прямые потомки Дмитрия Николаевича Ястребова проживают в Санкт – Петербурге и США. В Пугачеве не осталось никого.

Н. Петров

Автор выражает благодарность за предоставленный материал предпринимателю Н.И. Тонкошкуру, директору краеведческого музея Н.И. Сулеймановой