Мазур Л.В.

Людмила Васильевна Мазур из раннего детства помнит только, что жили довольно скудно и в доме всегда было много людей –родственники по отцу и матери. Глава семьи Василий Тимофеевич, бывший унтер-офицер царской армии, прошедший Первую мировую войну, в революцию перешёл на сторону Красной Армии, воевал в Средней Азии под командованием Фрунзе и Блюхера, дослужился до командира инженерной роты. В голодном 1921 году от тифа умерла его первая жена, оставив 11-летнего сына Степана. В одном из боёв с басмачами Василий Тимофеевич был ранен, и его военная карьера закончилась. Там же, в Средней Азии, оказалась и семья железнодорожника Свиридова, одна из 5 его дочерей, Антонина, стала Василию женой, заменив Степану мать. Выходец из Самарской губернии, Василий повёз семью на Волгу, подальше от войны, остановились в Пугачёве. Здесь тоже было несладко. Член партии, он работал там, куда пошлёт райком, в основном на хозяйственных должностях. Здесь родились две дочери – Валентина и Людмила. В 1933 году, когда отец работал в «Нижволпроекте», спасаясь от голода, к ним приехала семья его брата. Пришлось потесниться и устраивать на работу родственников. В конце 30-х годов переехали в пугачёвский Дом отдыха. Отец работал там замдиректора по хозяйственной части, мама – библиотекарем. Там и пристрастилась Людмила к книгам, потом передала свою страсть потом детям и внукам.
В школе Людмила училась с удовольствием, все 10 лет была отличницей, активисткой, участницей художественной самодеятельности. Когда ей исполнилось 15 лет, началась война. До сих пор в памяти Людмилы Васильевны этот чёрный день: гудящая и плачущая толпа у военкомата, множество подвод, к дверям подойти невозможно: молодые парни лезли через головы, боясь опоздать и не попасть в списки. Очередь добровольцев растянулась до самой Топорковской улицы. Отец тоже попытался записаться, но не взяли: ему было почти 55 лет. Опустели колхозы и совхозы, земля не ухожена, в степи солома не убрана. Учеников 2-ой школы собрали по цепочке и распределили по колхозам, Людмила попала в Чапаевский совхоз, так и пробыла там до осени – косила, стоговала сено и солому, работала на зерне. И ещё три года подряд с мая по октябрь старшеклассников ждал трудовой фронт. Сестра Валентина после 10-летки работала на лесозаводе, а в 1942 г. получила повестку из военкомата. Воевала под Воронежем, была в окружении, домой вернулась в 1945-м.
В сентябре 1943 г. Людмила поехала поступать в Московский авиационно-технологический институт, поступила, но скоро пришлось вернуться домой: полуголодная студентка, оставшаяся без обуви, обессилела на строительстве метро и к учёбе охладела. Пошла работать в родном Пугачёве на лесозавод счетоводом. Лес поначалу сплавляли в плотах, а когда город перевели на военное положение, доставляли по железной дороге, приходилось ходить на станцию, на разгрузку. В 1944 году на завод пришёл И.К. Шиндин, инструктор райкома партии, стал агитировать девчат в военное училище связи. Людмила, как секретарь комсомольской организации, на призыв партии откликнулась первая и вскоре уже была в Уральске, бойко стучала ключом среди других курсанток эвакуированного Ленинградского военного училища связи. Азбука Морзе, строевая, физподготовка, наряды – военные будни. И молодой задор 60-ти девчонок. Письма фронтовикам – любимое их занятие. Это и развлечение, и девичьи надежды, а для кого-то судьба. Эпистолярный роман Людмилы, ротной запевалы, с фронтовиком-артиллеристом Трифоном Мазуром, тогда лейтенантом, имел продолжение после демобилизации.
В конце ноября 1945 года она была дома, организовывала концертную бригаду для госпиталей, будучи комсоргом «валялки». А в 1947 году – письмо от Трифона: «Встречай». На пароме все сразу обратили внимание на стоящего на берегу бравого фронтовика со Звездой Героя, увешанного наградами. Героя он получил за отвагу и мужество при штурме Берлина. Какая девушка устоит? Увёз герой молодую жену на Украину к родителям. Там провели отпуск и отправились по новому назначению мужа – в Чебаркуль, а затем в Златоуст Челябинской области, где появился первенец Валерий. С годовалым сыном поехали в Ленинград, где Трифон учился в артиллерийской академии. Весной 1952-го, когда дочери Татьяне исполнилось полтора года, а мужа перевели на службу в ГДР, Людмила Васильевна поступила на математический факультет учительского института в Златоусте, но детей не с кем было оставить – вернулась к родителям. Только в 1954 году семья воссоединилась, но в Германии их ждала беда: 5- летний Валера выпал в случайно открывшуюся дверь поезда, лишился ноги. Горю не было конца. Через 2 года срок службы в ГДР закончился, бригаду расформировали, и Трифон Григорьевич ушёл в запас. На Украине встретили неласково, предложили место конюха. Решили поехать в Пугачёв. После войны учителя-мужчины очень нужны были в школе, а за плечами Трифона был техникум и год учительской практики, его пригласили в первую среднюю учителем физкультуры и военного дела. По окончании заочного географического факультета СГУ он вёл ещё и географию. Строгий и требовательный фронтовик, Герой Советского Союза, он был уважаем всеми – и учениками, и коллегами.
Людмила Васильевна пять лет проработала лаборантом в этой же школе, была бессменным секретарём избирательной комиссии, а в 1966 году её пригласили в КЭЧ (квартирно-эксплуатационную часть) Пугачёвского района. Десять лет проработала там — инспектором топливной группы и начальником секретной части, затем ещё десять вела секретное делопроизводство в/ч 15577. На пенсию ушла в 62 года, имея в личном деле одни благодарности. Её портрет часто был на Доске почёта части. Теперь можно было больше времени отдавать внукам и любимому делу – вышивке в разных стилях.
В семье Мазуров было заведено доводить начатое до конца. Если что-то делаешь – делай с полной отдачей, надеясь только на себя. Видимо, потому все трое детей окончили школу с медалями, получили высшее образование, были успешны в профессии. Пятеро внуков – гордость бабушки, особенно радуют успехи младшей, Инессы, которая проходила языковую практику после ИНО в Германии, она переводчик, знающий в совершенстве три языка. Когда в 1998 году не стало Трифона Григорьевича, только мысли о детях и внуках связывали её с этим миром. Но время лечит. В конце октября сухонькая, энергичная для своего 90-летнего юбилея хозяйка с открытой улыбкой встречала гостей в доме на берегу Иргиза, где прожили они с супругом 21 год, где растили своих детей, где справили серебряную свадьбу, где были счастливы и где до сих пор царит тот же дух строгой простоты и сердечности.

Л. Шепелева