Учительская чета Лапшиных в Пугачёв приехала из Казахстана. Именно там пересеклись пути двух
студентов–математиков. Владимир Сергеевич родился в конце 30-х годов прошлого века на Камчатке,
куда его родители приехали в 1937 году по договору из Пензы. Отец, бывший слесарь пензенского
велосипедного завода, начал осваивать рыбное производство, но началась Финская война, его
мобилизовали. Война плавно перешла в Великую Отечественную, три с лишним года фронтовых дорог
завершились похоронкой. Мама, Александра Петровна, работала, как и все, на заводе по переработке
рыбы. В военные годы там было очень тяжело, народ стал разъезжаться, мама решила ехать в Уральск
к сестре, которая находилась там в эвакуации. Мужа и сына тётки тоже взяли на фронт. Остались
втроём. Как могли, справлялись с военными и послевоенными трудностями. Выручала рыбалка и
уголь с кожевенного завода. Два раза в сутки вывозили горячий кокс из печей, а ребятишки ждали,
когда он остынет, набирали ведра по три и тащили почти 5 км домой. Одно ведро оставлялось на
обогрев комнат, а два меняли на муку, хлеб. Володя рос смышлёным мальчишкой, особенно ему
нравилась математика.

Лапшины

В 1955 году Лапшин успешно окончил школу, поступил на физмат в Уральский пединститут. Староста
параллельной группы Анфиса, бойкая светловолосая красавица, вскружила голову студенту. Вместе
слушали лекции, готовились к семинарам, вечерами гуляли. Поженились на последнем курсе,
получили дипломы. При распределении им предложили внести свой вклад в освоение целины, чета
энтузиастов с желанием поехала «в жаркий Казахстан». Благо, вещами не были обременены – один
чемодан на двоих. Вышли на одной из маленьких станций новой железнодорожной линии, осмотрелись:
вокруг никого и ничего, одна будка. Спросили, где находится село Пешковка, целинный совхоз. Велели
идти вперёд километра три. Владимир Сергеевич отправился на разведку, оставив Анфису с чемоданом
на станции, вернулся за ней на школьной машине. Молодых специалистов ждали. Школа была
большая, по 5-6 параллелей, с интернатом, днём занимались 1200 человек и вечером 600 – русские,
прибалты, украинцы, немцы Поволжья. В вечерней школе занимались ребята после армии и девчонки
из города Иванова. Рядом были Челябинск и Магнитка с множеством вузов, льготы для поступления у
целинников были, поэтому учеников в вечерней школе хватало, учителя трудились в три смены.
Анфиса и Владимир уставали, выкладываясь за сутки по полной. Ночами готовились к урокам,
помогая друг другу во всём. Складывался своеобразный математический дуэт. Сейчас супруги
Лапшины вспоминают то время с улыбкой: «Молодые были, сильные, всё нипочём».
В 1963 году целинную романтику пришлось поменять на Пугачёв: тяжело заболел дед Анфисы, нужна
была их помощь. Как раз закончились три обязательных года отработки после института, задерживать
их не имели права, но документы не отдали, прислали по почте уже через год. В.И. Бессонов на свой
страх и риск принял их во вторую восьмилетнюю школу (потом её переименовали в шестую
восьмилетнюю). Когда открылась 13-я средняя, всех перевели туда. Анфиса Фёдоровна как раз вышла
после декретного отпуска, взяла пятый класс. Владимир Сергеевич был одним из сильнейших
математиков города, заразил своей любовью и учеников. Молодой, бескомпромиссный, про таких
говорят: «Весь из углов, и все острые ». Говорил в глаза всё, что думал. Может, именно за это и любили
его ученики, уважали коллеги, правда, иногда опасались его прямолинейности. Коллектив в школе
сложился очень сильный и дружный, особенно при директоре Н.Т. Минаковой. Школа была базовой,
часто проводились городские и областные семинары, Владимир Сергеевич давал открытые уроки, не
заботясь об их эффектности, больше – об эффективности, а она была бесспорна: ученики ежегодно были
победителями олимпиад всех уровней. Он же готовил и команду на область, возил в Саратов.
Любимчиков у него не было, а вот любимые ученики, которыми он гордится до сих пор, есть –
например, В. Фесвитянинов, окончивший СГУ и оставшийся работать в университете, М. Пахомов,
доктор математических наук, декан Университета дружбы народов. Несколько его питомцев работают в
Саратовском физико-математическом лицее, многие стали чиновниками и руководителями, навещают
своего учителя со словами благодарности. Выпускники о нём вспоминают тепло: «Мы его папой
звали».
Более 10 лет он был участником учительской команды по спортивному ориентированию, с
удовольствием играл в теннис. Каждые каникулы куда-то ездил: то с учениками в Москву, Ленинград,
Волгоград, Брест, то с Анфисой Фёдоровной по всем республикам. Когда Лапшины купили дом, Анфиса
Фёдоровна перешла в пятую среднюю. Проработала там 31 год, заслужив медаль «Ветеран труда». Там
же учились и дочери, Ольга и Елена, обе окончили школу с золотой медалью, затем вузы.
В 1988 году Владимир Сергеевич перешёл в школу-интернат, а через девять лет, уже в пенсионном
возрасте, — в вечернюю школу № 3 при ИТК-4, где работал по совместительству уже несколько лет. На
его уроках по-прежнему была строгая дисциплина и атмосфера любви к математике. Ученики с
изломанными судьбами пытались освоить таинства царицы наук, наслаждались доброжелательной
атмосферой и обращались к пожилому учителю уважительно-ласково: «Сергеич». В 2002 году он был
награждён за многолетний добросовестный труд грамотой Министерства просвещения РФ. На пенсию
ушёл в 70 лет с 48-летним стажем, до последнего решая сложнейшие задачи и контрольные, с которыми
обращались к нему студенты вузов, отводя душу и поддерживая свою квалификацию. Бывшие ученики
приводили к нему своих детей, а кое-кто и внуков.
Выросли и свои внуки. Никита – гордость деда и бабушки, он оканчивает Саратовский университет им.
Чернышевского, идёт на красный диплом, участник Всероссийских олимпиад на базе университетов.
Внучка Анна – будущий психолог, получила диплом бакалавра с отличием, будет продолжать учиться в
магистратуре. Культ знаний в их жизни, вероятно, от дедушки с бабушкой, которые радуются их успехам
и вспоминают свою молодость. Здоровье их сейчас оставляет желать лучшего, но дом по-прежнему в
порядке, огород ухожен, везде цветы, двери открыты для гостей, как в старые добрые времена.

Л. Шепелева