Люба Кочеткова уже в раннем детстве знала, что ничто в жизни не даётся легко, но даже предположить не могла, что ждёт её судьба многодетной матери, и не в советское время, когда государство брало на себя большую часть забот, а в наше, когда каждый выживает, как может.
Сама она родилась в семье, где родители воспитывали ее и сестру. Мама работала кассиром в офицерском клубе. Днём часто была дома, настоящая хранительница очага. Папа был завучем в педучилище, довольно долго работал директором детского дома, потом преподавал историю в школе. Люба помнит, что он весь был в служебных делах и заботах. В детский сад она не ходила, постигала мир с помощью отца и матери, а потом через чтение любимых книг. В семье царил культ знаний. Обе девочки учились с охотой, без понуканий. Старшая дочь стала учителем, младшей предстоял выбор.
Была у Любы красивая мечта – стать художником-модельером. В 10 классе она ходила на курсы кройки и шитья при Доме офицеров, быстро овладела навыками швеи и вдруг почувствовала неодолимую тягу создавать собственные модели. В 1966 году окончила школу и поехала в Москву, поступать в институт лёгкой промышленности. Конкурс в 25 человек на место оказался не по плечу, поступила в швейное училище в Саратове с одной целью – повторить попытку на следующий год. Училище окончила с отличием, что открывало дорогу в вуз, но аттестат ей выдали в августе, когда приём документов был уже закончен. Пришлось выбирать вуз в Саратове. Выбор пал на экономический институт. Поступила на «бухучёт», новая профессия заинтересовала, училась с удовольствием, радовала и сама студенческая жизнь. Навыки швеи помогали студентке выглядеть безупречно. Подруги были уверены, что родители покупают ей импортные вещи, но у папы к тому времени была другая семья, а мама тяжело болела. Когда пришло время преддипломной практики, случилась беда – маму парализовало. Ухаживали за ней с сестрой по очереди, потом старшая Галина забрала её к себе в Ртищево. Люба защитила диплом, ей предложили по распределению место преподавателя экономики в Вольском военном училище тыла. Отказывалась со слезами: мама умоляла вернуться в Пугачёв, на родину. Получила свободный диплом по семейным обстоятельствам и привезла маму домой. Месяц пыталась устроиться на работу, старый родительский домик требовал ремонта, маме нужны лекарства, а средств нет. Потом всё-таки устроилась бухгалтером в комбинат коммунальных предприятий, затем десять лет была главным бухгалтером городского домоуправления. В работе была дотошной, от подчинённых требовала исполнения работы в срок и качественно. В семейном архиве хранится множество грамот, знак ЦК ВЛКСМ «Молодой гвардеец пятилетки» и знак «Ударник 10-й пятилетки».
Замужество, рождение дочери, осознание того, что рядом с тобой чужой человек с дурными наклонностями, развод, кончина мамы – время, которое тяжело вспоминать. Но именно тогда появился в её жизни молодой таксист Владимир Шумилин. Ухаживал настойчиво, помогал наладить рушившееся хозяйство. Наконец-то Люба почувствовала рядом сильное плечо, на которое можно опереться. Родила сына Васю, вдруг заметила, что у дочери проблемы со зрением. Лечение не помогало, зрение падало. Когда пришло время идти в школу – медицинская комиссия вынесла приговор: домашнее обучение или школа для слабовидящих. Поначалу была паника, но материнское сердце подсказывало: этого не может быть, дочь может учиться в обычной школе. Повезла её в Москву в клинику глазных болезней имени Гельмгольца и оказалась права: рекомендовано обучение в обычной школе с соблюдением режима чтения.
Спорить с саратовской комиссией не стала, на семейном совете решили продать дом и уехать в Карачаево-Черкессию к родственникам матери. Устроились на турбазу в городе Теберде Ставропольского края – муж электриком, она старшим бухгалтером, получили комнату, потом семейное общежитие. Леночка пошла в школу и училась отлично, страхи оказались напрасны. Там появились на свет Оля, Миша и Антон.

семья Шумилиных

Только дети подросли, появился какой-то достаток – грянули 90-е годы и пресловутый национальный вопрос. В 60 километрах от них за перевалом — военные действия в Абхазии. В Ставрополье русские на чемоданах, готовые уехать при первой опасности. У Шумилиных пятеро детей, рисковать не решились, уехали в Краснодарский край, затем вернулись в Пугачёв, только и здесь их никто не ждал, пришлось бороться за место под солнцем. Жили в общежитии СПТУ, к весне семье предложили выкупить брошенное здание детского сада на Карьере. Деваться некуда – согласились. Что такое брошенное здание – объяснять не приходится. Размёрзшееся отопление, слив, штукатурка стен, косметический ремонт – всё заново. А тут ещё подоспело устраивать Елену в техникум, она выбрала правоведение, а курс платный. Выкручивались как могли. Привезли землю, посадили огород. Любовь Николаевна шила, вязала, одевала всю семью. Отец семейства устроился в НГДУ оператором, для жены работы не было, уже позже освободилось место бухгалтера в Водоканале. Дети с Карьера ездили на автобусе в 13-ю школу, она была в курсе всех их дел, одна из самых активных родителей. Все пятеро успешно учились, трое занимались в Школе искусств. Мать жила интересами детей, не позволяя сбиться с пути в такое смутное время. Библиотека русской классики, постепенно собранная родителями, помогала в учёбе. Все дети получили образование, успешны и самодостаточны. Старшая Елена – юрист, Василий — замдиректора в рекламном агентстве, Ольга после Саратовского университета живёт и работает в Москве, Михаил после агроуниверситета устроился торговым представителем, с матерью живёт младший Антон, уже в другой квартире, в центре города. Он окончил техникум, заочно учится в агрономическом университете и работает на железной дороге. Десять лет, как нет рядом отца. Теперь дети заботятся о матери, а ей ничего и не надо, только знать, что всё у них хорошо. Когда в 2010 году Любовь Николаевна получала Почётную грамоту Губернатора Саратовской области за достойное воспитание детей, она благодарила судьбу за то, что та дала ей силы и здоровье осилить этот путь, что послала в подарок четверых замечательных внуков. Её счастье – материнство, оно лёгким не бывает.

Л. Шепелева