Деревообрабатывающая промышленность в Николаевске развивалась медленно. Купцы гнали сюда плоты по половодью к лесной пристани. Это был берег Иргиза между городским оврагом и Вознесенским монастырем. На месте монастыря сейчас находится ИК-17. Бревна отсюда попадали на щепной рынок. Сейчас это место бывшего парка «Сказка». Купленные бревна подрядчики везли к местам строек. Уже здесь плотники вручную распиливали хлысты продольными пилами. Это тяжкий труд. Но при избытке дешевой рабочей силы он давал хорошую прибыль. Поэтому не было никакого резона в механической разделке древесины.

столяр

Только в конце 80-х годов XIX века местный механик Капранов построил лесопильную установку. Капранов служил машинистом локомобиля в имении Мальцева, но, оставив купца, завел собственное дело. На лесной пристани заработали механические пилы. Заказчики платили сдельно за каждое распиленное бревно.
В 1895 году удачу в деревообрабатывающем производстве решил попытать купец Н.Ф. Монин. Он взял в аренду участок земли на лесной пристани для устройства «паровой лесопилки». Дело просуществовало недолго. Как и капрановская пилорама, оно не выдержало конкуренции с новым предприятием купца Д.Н. Ястребова. С этого момента деревообрабатывающее производство в Николаевске и Пугачеве на четверть века было связано только с именем этого человека.
Начало 20-х годов прошлого века для Пугачева было тяжелым. После гражданской войны, разрухи и длительного голода от прежней лесопилки остались только здания. Восстановление производства длилось около четырех лет. Причем восстанавливал завод все тот же Д.Н. Ястребов, назначенный техническим руководителем предприятия. Только в 1925 году на лесопилке началась работа.
В 1926 году не стало Д.Н. Ястребова. Это была большая потеря. Но уже появился в Пугачеве знающий лесное дело А. И. Доронкин. Он проработал на предприятии более 20 лет сначала техноруком, а впоследствии — директором. Именно он впервые организовал на лесопильном заводе производство мебели. В 1932 году была выпущена первая пробная партия табуреток. А в следующем, 1933 году, было изготовлено уже 212 разных столов и 380 табуретов.
В 1934 году Совнарком СССР принял решение активизировать работу местной промышленности и выделил для этого специальные средства — 100 миллионов рублей. Как старейшему деревообрабатывающему предприятию, именуемому с 1918 года «Красногвардеец», пугачевскому заводу было перечислено 258 тысяч рублей. Их потратили на техническое перевооружение предприятия.
С 1935 года для нужд мебельного производства завод начал самозаготовки деловой древесины (дуб, бук, ясень) в Хвалынском районе и на Северном Кавказе. Уже в 1936 году в новом цехе было выработано почти 10 тысяч стульев, 450 столов, 760 школьных парт.
С началом Великой Отечественной войны производство мебели отошло на второй план. Главным стали военные заказы: сани, бочки, ящики для реактивных снарядов, спички.
После войны — снова мирная продукция. Переломным для предприятия был 1973 год. Тогда в работу ввели новые цехи и новое технологическое оборудование. Деревообрабатывающий завод переименовали в мебельную фабрику.
В 1984 году расширена номенклатура изделий. Наряду с традиционными шкафами и столами фабрика начала выпускать мягкую мебель. На предприятии трудилось более 600 человек.
К сожалению, время реформ вытеснило пугачевскую фабрику с рынка. В 2003 году мебельная фабрика была объявлена банкротом. До этого безрадостного события было предложение коллективу внести личные средства и создать оборотный капитал. Никто не согласился, поскольку у людей не было гарантии на успешное завершение дела. Поиски инвестора тоже не дали никаких результатов.
Фабрика предстала на аукцион. Внимание к ней проявили известные в Пугачеве предприниматели В.Д. Чубуков, А.М. Чавушян. С ними в разных долях во владение фабрикой вступили еще два пугачевских предпринимателя. Согласья между новыми владельцами не вышло. Восстановить фабрику они не смогли. Появилось объявление о распродаже объектов бывшей мебельной фабрики. Так и закончилось в Пугачеве масштабное деревообрабатывающее производство. Оно существовало немногим более ста лет.

По архивным материалам А.К. ЖУРАВЛЕВ