Геннадия Васильевича Костина хорошо знают не только в посёлке Заволжском, где он живёт, но и в Пугачёве и районе. Он частый гость в школах, в музеях города и в Центральной библиотеке в майские предпраздничные дни. Его стихи о войне воспринимаются как стихи фронтовика – так ярки и зримы в них картины военного времени, но воевать ему не пришлось, он из поколения «детей войны».

Костин 2

Его отец Василий Петрович Костин — сверхсрочник из Аткарска, вместе с частью попал в Читу, женился на Ефросинье Никитичне, дочери переселенца с Тамбовской области. Геннадий родился в 1938 году в одном из сёл под Читой, где жил дед. В 1939 году часть перебросили в Монголию. Семья поехала с Василием. За участие в боях с японскими захватчиками у реки Халхин-Гол отец был награждён монгольским нагрудным знаком «Халхин-Гол. Август 1939». После заключения перемирия Костины жили в Улан-Баторе до конца 1940 года, потом отец демобилизовался и увёз семью на родину в Аткарск. А через несколько месяцев началась война с фашистской Германией.
В первые дни отец ушёл на фронт, оставив жену с двумя детьми бедовать в городе в опасной близости к линии фронта. Сцена прощания с отцом осталась в памяти и строчках Геннадия:
Я помню шумный вокзал
И сильные руки.
Тогда он не знал, что этим сильным рукам не суждено больше прижать к груди детей и жену. Через Аткарск шло пополнение. Память Геннадия Васильевича выхватывает из прошлого картину: команда «Привал!» – и измученные переходом солдаты падали под окнами их дома и засыпали мёртвым сном. Они, вездесущие мальчишки 5-7 лет, в поисках трофеев облазили весь город. Ребята чуть старше нашли боевой снаряд, направили в сторону ненавистных фашистов и подожгли на костре. Очнулся Генка в госпитале со сломанной рукой и контузией. Слава богу, никто не погиб. Жили они в казённом домике на четыре хозяина, семья занимала большую комнату на втором этаже, отапливались «буржуйкой». Как семья награждённого фронтовика, они были прикреплены к столовой. Обязанностью Гены было раз в день ходить в столовую за горячим обедом – первое, второе, третье.
Беда пришла в феврале 1942-го с известием о гибели отца. Мать решила переехать к сестре в Тамбовскую область, а при переезде ещё беда – на вокзале украли документы, среди них и отцовские наградные, и похоронка. Без документов в военное время пришлось тяжело. Конец войны встретили в Тамбовской области. В год Победы пошёл Генка в первый класс. Читать и писать он уже умел, а время было голодное, ни надеть, ни обуть было нечего, так и пришлось бросить школу. Поначалу продавали уцелевшие вещи, потом и их не стало, были дни, когда вместо супа хлебали кипяток, обманывая желудок.
В 1947 году решили ехать в Восточный Казахстан, где у матери было много родственников. Там оказалось не сытнее: из колхозов забирали всё до последнего зёрнышка. Учился, несмотря ни на что, неплохо, особенно привлекали гуманитарные науки. Любил читать, легко заучивал стихи, начал сам их писать. С десяти лет школьники в каникулы всё лето жили на станах – за 20 км от села, пололи хлеба, были погонщиками на быках, в 12-14 лет садились за сенокосилку или конные грабли. Работали до пота, зато кормили на стане сытно – затирушкой и лапшой. После седьмого класса поехал в Рубцовск в ремесленное училище при заводе «Алтайсельмаш», где готовили литейщиков и формовщиков, одновременно учился в вечерней школе и экстерном сдал на водителя. Год отработал на заводе, а потом вернулся к матери, устроился водителем на автобазу в райцентре. Служить довелось в Москве, в войсках ПВО. После демобилизации вновь Казахстан, пос. Первомайский, где строился секретный завод. На стройке повстречал красавицу Нину. Утонул в омуте чёрных глаз уже во время первого медленного танца, два раза проводил, да и посватался. Молодые отправились в Читу, где было много родственников. Геннадий поступил в Читинский политехнический институт на отделение лесной промышленности, четыре года проучился – решили вернуться в Первомайский, академический отпуск вовремя не оформил, так автоматически и выбыл. В Первомайском ему предложили место начальника автоколонны, потом перевели на должность начальника эксплуатации автобазы, затем инженера по безопасности движения. В Дагестане строилась Черкесская ГЭС, кто-то из знакомых там уже работал, позвали и их – Костиных вновь потянула романтика молодёжной стройки и возможность заработать. Геннадий работал начальником автоколонны тяжёлой техники, а через какое-то время получил приглашение на новую стройку: начинал строиться Каменский дробильно-сортировочный завод в Саратовской области. В 1974 году принял должность начальника транспортного цеха, в пос. Заволжском семье дали квартиру в коттедже. С удовольствием пустились в огородничество, овощи у них в посёлке поспевали у первых. В 1987 году в возрасте 50 лет перевёлся в ветсанзавод, куда его пригласили главным механиком. Потом перестройка, всё разваливается на глазах. Ему предложили место начальника ЖКО Каменского завода. Пошёл, но скоро пожалел: работа неблагодарная и трудная, особенно в смутные времена. Коммуникации изношены, а спрашивают с него. На трассе порыв – поднимают среди ночи, приходится искать слесарей. В 1998 году ушёл на пенсию.
Появилось свободное время для любимых занятий – рыбалки, чтения книг, сочинения стихов. Может быть, именно стихи помогли пережить тяжёлую утрату – смерть любимой жены, с которой прожил 48 лет, воспитал сына, помогал растить внучек. Совсем недавно исполнилась давняя мечта Геннадия Васильевича – он побывал на могиле отца, в мемориальном комплексе братского захоронения в деревне Бахмутово Ржевского района. Нашёл дорогое имя в списке, положил цветы к подножию памятника. Сердце пронзила боль потери, гордость за отца, а ещё боль оттого, что людей на мероприятии в честь погибших за Победу так мало. Забвение? Бездуховность? Может, потому и идёт он в школы, в ДК со своими военными стихами – напомнить, будить память, тревожить совесть тех, ради кого погиб отец и его ровесники.
Стихи он писал всегда, иногда печатался в «Новом Заволжье». Заветная тема – война. Читал свои стихи на смотрах художественной самодеятельности в Заволжском ДК, в Берёзове, потом в Пугачёвском ДК, выступая с хором «Ветеран». В 2016 году он получил благодарность Комитета Госдумы по аграрным вопросам за личный вклад в развитие культуры на селе. Принимал участие в двух районных фестивалях поэзии «Содружество сердец», летом этого года в ??? межрегиональном фестивале поэзии «Радуга – 21 век» «Я возвещаю миру о себе». Его стихи – своеобразное завещание внукам и правнукам, обращение патриота к молодым с просьбой беречь родной край и помнить о подвигах отцов.

Л. Шепелева