В 1980 году стало очевидно, что Пугачев не построит завод трубопроводной арматуры. Об этом не говорили вслух, но любой, кто владел ситуацией, прекрасно представлял себе незавидное будущее «гиганта» мелиорации. Очевидными становились факторы, сдерживающие строительство. Они влияли на ситуацию и были главными в расстановке сил.

Пугачеву не нужен был этот большой завод. Город обладал достатком рабочих мест, успешно развивался за счет мелких предприятий и не радовался  будущему экологически грязному производству. Власти придали  строительству социальный характер: прокладывали инженерные сети, ставили жилье. Эти приоритеты отстаивал первый секретарь ГК КПСС А.С. Борисов, принципиальный человек, много лет отдавший служению городу.

Завод трубопроводной арматуры не нужен был и Саратову. В масштабе области он представлял мелкую производственную единицу, от которой, кроме головной боли, ничего не было. Чтобы дистанциировать проблемный объект от успешного водохозяйственного дела, начальник Главсредволговодстроя ИП Кузнецов  придумал для строительства завода  особую структуру управления, последнюю по значимости. Чтобы Москва не заподозрила неладное, назначил куратором в Пугачев известного в области строителя В.А. Макрушина и возвел его в ранг своего первого заместителя.

Москва тоже не нуждалась в заводе. Министерству мелиорации и водного хозяйства вполне хватало задвижек отличных и разных. Их в полном объеме поставлял ведомству Госплан из стран социалистического содружества. Но идея строительства собственного завода, спонтанно рожденная в глубинах высоких кабинетов, не могла умереть просто так. Отечественные задвижки представляли скорее идеологический, чем производственный заказ, который в этой связи был обречен жить вечно.

В Пугачев приезжали союзный министр и его замы, высокопарно называли пугачевский завод «Магниткой отрасли», а город — индустриальным центром мелиорации Заволжья, но на этом участие столицы в строительстве завода заканчивалось.

В.А. Макрушин красиво называл свой объект «белым лебедем» по цвету панелей, образующих стены. Он придавал строительству производственный характер, а А.С. Борисов — социальный. Возникали споры. Каждый руководитель использовал свои сферы влияния, но Борисов был сильнее – его поддерживал первый секретарь обкома КПСС В.К. Гусев, тот самый, который сейчас представляет Саратовскую область в Совете Федерации.

Все понимали, что строительство завода не должно превратиться в долгострой. Нужен какой — то пусть промежуточный, но результат. Тогда В.А. Макрушин подал гениальную по своей простоте идею: пустить в работу небольшой участок, встроенный в главный корпус. Участок сразу назвали заводом «Гидрозатвор»,  чтобы соединить в имени силу мелиоративной отрасли и продукцию нового производства.

От главного кopпyca срочно  отгородили  территорию размером с футбольное поле. По проекту там должен был размещаться инструментальный цех будущего завода трубопроводной арматуры. В местном конструкторском бюро разработали технологию под штампо — сварной вариант производства задвижек.

Возникли небольшие трудности с госкомиссией по приему завода в работу, но по мере дискуссий все утряслось, и акт на ввод «Гидрозатвора»  был подписан. Вскоре В.А. Макрушин уехал на повышение в московское министерство.

Первым директором «Гидрозатвора» был А.Д. Maксимов, умница, человек с трагической судьбой. Не минула горькая участь и другого директора – М.Ю. Аксиненко. Кто –то написал на него анонимное письмо, обвинил в воровстве. Была проверка, донос оказался ложным. Директор мог работать, но не стал, не перенес навета, написал заявление об отставке, некоторое время занимался малоприбыльным бизнесом и умер от инфаркта в 47 лет. Нет ничего постояннее временного. Производственный участок, задуманный как промежуточный, существует  поныне – завод «Гидрозатвор».

Г. Аристов

Вам на заметку:

Решили установить рольставни? Это отличная идея. Она защищают ваше помещение от окружающей среды и делают это с успехом.Благодаря прочному металлу и надежной конструкции рольставни стали очень популярны.