В гостях у «Пугачевского времени» директор Балаковского института экономики и
бизнеса, кандидат политических наук Г.Н. Утенков. Геннадий Николаевич наш земляк, вырос в МОПРе, на окраине Пугачева. Окончил первую среднюю школу. После службы в Армии работал на заводе в Балакове, параллельно получил университетское образование.

Утенков

— Геннадий Николаевич, у Вас интересная биография: журналист, один из руководителей Балакова, ученый. Начнем сначала. Как от расточного станка Вы попали в газету?
-Тогда была система работы с кадрами. На заводе, когда получил высшее образование, мне сразу предложили на выбор несколько должностей, но меня тянуло в гуманитарную область. Можно было составить партийную карьеру, но я выбрал газету.
— Вы прошли в творческом деле все ступени и стали руководителем коллектива. Когда и как это произошло?
-После Чернобыля стояла задача усилить работу с населением. На атомной станции было принято решение издавать собственную газету. Обратились ко мне: бери дело в свои руки. Я поставил условие: квартира! Как нас всех мучит квартирный вопрос! У меня семья, трое детей: жилье – встать негде. В итоге я получил квартиру и сделал ведомственную газету «Энергия». Она жива, выходит до сих пор. Тогда времена были политически острые, газета сразу заявила о себе, «шумела» по городу. Директор станции П. Л. Ипатов к газете относился хорошо. Он понимал, по всем проблемам мы даем свои комментарии, нужные, выгодные нам. Потом на атомной станции я занимался социальной сферой и многое постиг. После безопасности и надежности на АЭС, социальная сфера была главной. Но при всем моем благополучии я все – таки ушел с атомной станции.
— Какие горизонты на этот раз увлекли Вас от надежной должности и хорошей зарплаты?
— Интерес к делу, что еще? 90-ые годы. Демократический совет депутатов решил открыть свою газету в пику официальной. Я создал «Балаковский вестник». Меня постоянно «таскали на ковры». Зачем то написал, зачем это? Говорят: с тобой трудно иметь дело, у тебя на все свое мнение. Объясняю: я журналист, я обязан иметь свое мнение. Не понимают. Ты за кого: за «правых» или за «левых»? Отвечаю: я – за жителей Балакова. А какие у них симпатии – не все ли равно? Понимаете, самое страшное – гражданская рознь. Целишься во врага, а попадаешь в родного и близкого человека. В общем, допекли меня. Я снова ушел на атомную станцию. П.Л. Ипатов, который никогда не брал сотрудников обратно, сделал для меня исключение. Я стал снова работать в отделе по социальному развитию.
— Вы долгое время занимали должность заместителя главы администрации Балакова по социальным вопросам. В газетных выступлениях Вы не жаловали чиновников и вдруг сами стали чиновником. Тут нет внутреннего противоречия?
— Проблема власти меня интересовала всегда. Студентом хотел написать книжку «Критические заметки о социально – экономическом развитии СССР в 70-х годах». Хорошо, что не написал, а то бы, наверное, посадили.
Началась перестройка. Предложенная работа во властных структурах давала возможность вернуться к научной деятельности, обогащала практическими знаниями и опытом. В общем, за годы работы в администрации я получил второе высшее образование юриста и ученую степень кандидата политологии. Огромная нагрузка. Учился и писал работу поздними вечерами и в выходные дни.
Я возглавлял социальную сферу Балакова почти 10 лет и покинул должность с легким чувством. Сменились носители власти. Я сторонник обновления. Но кадры нужно готовить. Люди хотя бы должны знать, куда и зачем они пришли. С новыми коллегами у меня стали возникать конфликты. Потом мне говорят: ваш опыт мешает вам работать. Я ответил, что два высших образования и ученая степень мешают прогибаться. Да и возраст не тот. Спина не гнется. С тем я и ушел в науку. Всегда к ней тяготел. Сейчас у меня около 80 – ти научных публикаций.
— С 2007 года вы работаете, а последнее время возглавляете Балаковский институт экономики и бизнеса – филиал российского университета им. Плеханова. В июне институт объявил о своей ликвидации. Студенты, их родители, некоторые представители общественности упрекают Вас, что Вы не желаете отстаивать свой ВУЗ. Объясните свою позицию.
— Думаете, мне не жалко институт? Во время работы в администрации я стоял у истоков его образования. Закрыть институт московский ректорат собирался давно. Два года назад, благодаря вмешательству Панкова и Радаева, удалось отстоять институт. Сейчас другая ситуация. Президент страны поставил задачу, чтобы российские вузы вошли в число лучших высших учебных заведений мира, в так называемый рейтинг «Топ-100». У университета им. Плеханова есть реальный шанс занять там место, но такие филиалы, как наш, тянут вниз все московские показатели. Об этом откровенно говорил ректор университета, когда приезжал в Саратов. В такой ситуации я мог сделать только одно – трудоустроить преподавательский состав и дать возможность студентам завершить учебу, благо в Балакове есть институты, где учат по тем же направлениям, что у нас. Свои обязательства перед студентами и преподавателями я выполнил.
— Чем планируете заняться, когда ликвидационная комиссия завершит свою работу?
— Скорее всего, буду преподавать в балаковском филиале Саратовской академии права.
— Что сегодня Вас связывает с Пугачевом?
— Это родина, корни. В МОПРе, сейчас в пос. Монастырском, живет старшая сестра, в Пугачеве — племянники. В течение лета я несколько раз приезжаю к ним в гости. Иргиз, тишина, краюха хлеба, молоко, что еще надо? Здесь за два – три дня набираюсь сил.
Я многим обязан Пугачеву. Там была пора становления, формировались мироощущение и багаж знаний. В Пугачеве хорошая общеобразовательная школа, сильный преподавательский состав. Я помню своих учителей Л.И. Мешкову, Б.П. Арнольда, Н.И. Дятлова, К.И. Нефедьева, В.И. Потапову и многих других. Благодарность им живет во мне.
— Несколько слов о вашей семье.
— Трое детей. Сын и старшая дочь живут и работают в Москве. Дочь психолог. Получила второе образование. Хороший специалист по детектору лжи. Сын окончил политехнический институт, достаточно успешно занимается бизнесом. Младшая дочь несколько лет назад окончила институт. Живет и работает в Балакове. Есть трое внуков.

Вопросы задавал Г. Аристов