Продолжение.

Начало в №45 (89) от 9.11.2011г.

О поджоге сообщили полиции. Произведены были осмотр местности и измерение следов, причём оказалось, что оба следа, подходивших к сгоревшему дому, повернули обратно по направлению к селу Ивантеевке. Под селом следы немного уклонились в сторону, попав на кладбище, но затем снова вышли, дошли до села и затерялись. Других следов не было. Производя дальнейшие розыски, урядник установил, что в четверг на Пасху в с. Ивантеевке находился монах Анфим с мальчиком Матвеем Карагодиным, которые остановились, как всегда, у крестьянина Петра Калинина. Вечером в четверг Анфим и Карагодин уходили в Вавилкин овраг. Откуда вернулись рано утром в пятницу, т.е. 30 марта. Лавочник Тюрикин удостоверил, что рано утром в пятницу к нему приходил купить чаю-сахару Пётр Калинин, который столь раннюю покупку объяснил пребыванием у него в гостях Андрея Макарова, в монашестве Анфима. По словам Калинина, Анфим только что вернулся весь в грязи и мокрый из Вавилкина оврага, куда ходил накануне вечером и что, возвращаясь в с. Ивантеевку, попал на кладбище. Осмотром следов установлено, что люди, оставившие их, от Вавилкина оврага сначала бежали (таков характер следов), при измерении же оказалось, что следы эти оставлены Анфимом и находившимся с ним подростком Карагодиным. Осмотром найденных около сгоревшего дома банок установлено, что длиною оне около 6 вершков и шириною 3 вершка. Допрошенный крестьянский мальчик с. Тростянки Николаевского уезда Матвей Карагодин показал, что в понедельник на Пасху 1912 года он с монахом Анфимом пришёл в Ивантеевку, где они остановились в доме Петра Калинина. В четверг перед вечером они с Анфимом отправились в Вавилкин овраг, куда пришли ночью. Монах Анфим взял туда из Ивантеевки свёрток в тряпке, в котором, по словам монаха, были свечи. По объёму свёрток был приблизительно в две руки. Саженях в 20 от дома для богомольцев Карагодин остановился, а Анфим пошёл дальше. Приблизительно через полчаса Анфим возвратился уже без свёртка; они пошли обратно в Ивантеевку, причём, под селом сбились с дороги и попали на кладбище. Пришли к Калинину рано утром в пятницу, сильно запачканные грязью. Всё это привело монаха Анфима на скамью подсудимых по обвинению в поджоге. По прочтении обвинительного акта председатель обратился к подсудимому с обычным вопросом:

— Признаёте ли себя виновным?

— Нет, не признаю, — ответил подсудимый.

— Чем занимались?

— Продавал афонские иконы.

— Женаты?

— Был женат.

— Развелись?

— Возбуждено дело о разводе.

Далее подсудимый сообщил, что он на Афоне получил сан иеромонаха. Председатель. Из документов в деле не видно, что вы иеромонах. Да как это могло быть, если вы ещё не разведены с женой? Подсудимый. На Афоне это возможно. Затем начались показания свидетелей. Из показаний свидетелей священника Нектарова, сторожа Дорофеева, урядника Романова и др. составляется следующая картина деятельности Анфима. Для постройки дома для богомольцев, сгоревшего теперь, была образована строительная комиссия из нескольких крестьян Ивановской волости. Постоянный посетитель Вавилкина оврага, монах Анфим очень хотел устроиться в Вавилкином овраге первоначально в качестве члена строительной комиссии, а затем хотя бы сторожа, но это ему не удалось. Тем не менее, распространяя ложные слухи о своём участии в постройке дома для богомольцев, Анфим производил сбор пожертвований, хотя, по удостоверению членов строительной комиссии, не внёс на постройку ни копейки. Поселившись затем самовольно в Вавилкином овраге, Анфим стал грубо эксплоатировать религиозное чувство простого народа, преимущественно женщин. Так он, например, уверял, что В Вавилкином овраге есть пещеры, где живут святые старцы, принимающие жертвы. С этой целью Анфимом были устроены в земле западни, где, по словам его, живут старцы. На крышки западней и клались жертвы. Прикоснувшийся к западне, по уверению Анфима, немедленно умрёт. Жертвы – холст, чулки, хлеб и др., собирались состоявшими при Анфиме послушниками. Уверял Анфим богомольцев и в том, что под землёй в овраге бывает слышен звон. С этой целью он незаметно для богомольцев помещал в одном из оврагов помощников своих с колоколом. Они звонили, и богомольцы, припадавшие ухом к земле, действительно слышали звон. Освещая местность скрытым карманным электрическим фонарём, выдавал этот свет за исходящую с неба благодать. Женщины говорили: «Как батюшка Анфим придёт, так и благодать явится». Сторож Рыбин на вопрос председателя, что делал в Вавилкином овраге Анфим, сообщил: «Мантию надевал, эпитрахиль надевал, всенощную служил, народ к благословению подпускал». Свидетели защиты характеризовали монаха Анфима, как прекрасного человека, неспособного на тёмные дела. А мальчик Карагодин отказался от показаний, которые он дал на предварительном следствии, заявив, что он на Пасху со вторника и до субботы находился с Анфимом в с. Ивантеевке у крестьянина Калинина и никуда из села не выходил с монахом. Присяжным заседателям был поставлен один только вопрос: виновен ли Андрей Макаров, именующий себя монахом Анфимом, в поджоге дома для богомольцев, находившегося в Вавилкином овраге. Они после довольно продолжительного совещания ответили: «Да, виновен». Суд приговорил Макарова к ссылке в каторжные работы на 5 лет. (/«Саратовский листок», № 197, 10 сентября 1913 г./)\

Напоминаю, что вы прочитали заметку из старой газеты с сохранением всех грамматических и орфографических особенностей текста того времени. Она опубликована не для того, чтобы развенчать «святость» Вавилова Дола. Если люди в него верят и это им помогает, то нет смысла их переубеждать.

Юрий Каргин

Вам на заметку:

Металлические конструкции широко применяются в строительстве. Производство легких металлоконструкций осуществляется на заводах, откуда они поступают на строительные объекты.