117

На берегу Иргиза часто можно видеть одинокую фигуру рыболова. Иногда кто-то из проходящих мимо спросит:

— Много наловил, Васильич?

— Котам на обед и мне для размышлений хватит,- слышится в ответ.

Рыбалка для Михаила Васильевича Пятакова – душевная потребность. Здесь, на берегу реки, он постигает красоту природы и размышляет о вечном и быстротечном.

Время летит стремительно. С возрастом это становится заметнее. Казалось бы, совсем недавно был босоногим сорвиголовой — одним из пятерых детей в семье Василия Ивановича Пятакова – председателя сапожной артели и одновременно церковного старосты. Воспитание было строго по Домострою: за любые провинности пороли всех и ежедневно, кроме воскресенья. Ели из общей чашки по команде отца и в определённом порядке. Отстаивали заутрени и вечерни, что для детей было утомительно и непонятно. Может, потому и стал сознательным атеистом – из чувства протеста. Обидно было и за отца – ведь чапаевец, а вместо почёта – косые взгляды, как на изменника.

Двух лет не исполнилось – умерла мама, единственный свет в окошке, через год в семью пришла мачеха – Марья Филипповна, женщина неплохая, но не мать, а им была нужна материнская любовь и ласка. Вот и рос своевольным мальчишкой, переходил из школы в школу, война застала в начальной школе на Пушкинской улице. В 1942 году из 5 класса отобрали крепких ребят и послали на деревообрабатывающий завод. Стал Миша Пятаков молотобойцем. Отец в это время рыл окопы в Лысых Горах – немцы к Волге подступали. По его просьбе взяли мальца учеником в военторговскую сапожную мастерскую. Всю войну работал там на подхвате – гоняли на поля в колхозы, на покос, на станцию на разгрузку брёвен, на свинарник. Только в 1944 стали учить сапожничать. Так что медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» Пятаков отработал с лихвой.

Победа принесла, пусть и не сразу, весть о возвращении двух братьев, которых уже отчаялись дождаться, и новое место работы, уже по-настоящему, с трудовой книжкой – охранник в НКО. В 1947 году поступил в школу бурения, по окончании – работа в газоразведке, а в 1949 – Армия. Четыре года в Грозном, в горно-вьючном артиллерийском отделении, научили ценить лошадей: сначала лошадь напои, накорми, а потом уж сам поешь. Выйдет лошадь из строя – заплатишь её стоимость как алименты на содержание. Так воспитывали ответственность. Но её у него и так хватало. Демобилизовался – вернулся в газоразведку, потом устроился машинистом на элеватор -тогда Пугачёвский хлебоприёмный пункт, где встретил обаятельную лаборантку Тамару с удивительной улыбкой. В 1953-м году женился. Пятьдесят шесть лет согревала его эта улыбка, восполнив недостаток материнской любви в детстве. Окончил вечернюю школу, в 1957 — техникум в Рыбинске (тогда г. Щербаков), вступил в партию – получил место механика на элеваторе. Крутился день и ночь, выполнял любые работы, стал начальником ремонтного цеха, не без его деятельного участия в 1967 году коллектив получил переходящее Красное знамя госкомитета заготовок во всесоюзном соцсоревновании. Как лучшего механика, Михаила Васильевича вместе с семьёй послали на два года в Монголию — помогать дружественной республике развивать мукомольное производство. Два сына учились в Дархане, приезжая к ним в Барунхару по выходным. Знакомство с этой удивительной страной, бытом, традициями и культурой – в памяти до сих пор. Там начал собирать коллекцию монет, нумизматика стала серьёзным увлечением на всю жизнь. Но именно там узнал, что такое ностальгия. Когда жена на 8 месяцев уехала к больной матери, он, лишённый общения на родном языке, остался наедине с голыми хребтами гор и скудной растительностью лесостепей, часто вспоминая родное Заволжье с его ярким разнотравьем и лесами, Иргизом, небольшими речушками и озёрами, множеством друзей.

По возвращении получил должность главного инженера, Почётную грамоту ЦК ВЛКСМ и красочный альбом «Монгольская национальная одежда и украшения» с дарственной надписью. Счёл, что храниться альбом должен в Пугачёвском краеведческом музее, — подарил с лёгким сердцем. Вернулся к привычной работе, внедрял свои новаторские идеи в производство.

В 1970 году награждён юбилейной медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина». В 1971 году бригада латышей из Москвы, работавшая у них по обмену опытом, заметила новации Пятакова, и скоро Михаил Васильевич получил вызов на ВДНХ СССР как её участник, внедривший промышленное телевидение на элеваторе, оттуда привёз малую серебряную медаль ВДНХ. В 1973 году стал победителем соцсоревнования. С 1976 по 2005 год возглавлял мельницу, АО «Мелькомбинат Ершовский». Старая мельница при нём вновь стала прибыльным предприятием, дважды коллектив становился победителем соцсоревнования, а Михаил Васильевич получил знак «Ударник Х пятилетки». На пенсию ушёл в 75 лет. В торжественные моменты надевает пиджак, украшенный медалями и почётными знаками, идёт на встречи с молодёжью, на массовые мероприятия, гордый своими трудовыми победами: «Мы уйдём, а память о нас останется. Это важно – добрая память. Пусть внуки и правнуки гордятся». У него два внука, две внучки, правнук и правнучка. И всё же это тоже преходяще – гордость, слава, радость, печаль. Вечно небо над Иргизом с медленно плывущими облаками, вечна природа с её гармонией. Её и надо постигать и беречь, чтоб досталась она внукам и правнукам.

Л. Шепелева