В гостях у «Пугачевского времени» директор МУП «ДСХ» А.А. Цуприков

Weghbrjd

—  Александр Анатольевич, ваше предприятие принимает активное участие в работах по осушению южной части города. Что сделано и какие шансы у жителей «Лягушатки» избавиться от проблемы подтопления домов?

— Мы занимаемся исключительно очисткой водоотводных канав возле домовладений с переукладкой труб через дорогу. Русло Лягушатки чистит другая организация. Первое и самое важное, на мой взгляд, что получат жители южной части — это отсутствие по соседству с ними огромной, копившейся годами свалки бытовых отходов. Вы себе представить не можете, сколько там навалено за десятилетия! Даже  жить рядом небезопасно. Плюс все это текло, сочилось в Иргиз. Вопрос, кто сваливал туда продукты жизнедеятельности — риторический. Люди сами гробят свою среду обитания. И в этом пугачевцы, к сожалению, не одиноки.

Не следует ждать, что после всех работ почва сразу высохнет, зацветут сады и перестанут трещать фундаменты домов. Нужно время, чтобы все пришло в соответствие, стабилизировалось. Но могу сказать, что, например, в одном из самых заболоченных кварталов, где проживает М. Коробейник, уже отмечен существенный спад воды.

—  Одной из причин заболоченности южной части Пугачева назвали заиливание естественного дренажа. Сейчас тоже самое происходит в центре города, в районе рынка. На месте естественной дренажной системы, которой являлись овраги, предприимчивые дельцы с разрешения местных властей построили магазины и торговые центры. В погребах и подвалах жителей скапливается вода, которая уже никуда не уходит. Что делать? Писать еще одно открытое письмо Председателю государственной Думы В. Володину?

— Одно дело очистить от ила и грязи речку, другое — снести здания, на строительство которых собственники получили официальные разрешения. Это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Ответственность за эту проблему целиком и полностью лежит на тех, кто эти разрешения давал, не просчитав последствий. Поможет ли письмо? Не поможет. Снос  строений, как минимум, подразумевает денежную компенсацию владельцам зданий. А это десятки, если не сотни миллионов рублей. Никто и никогда на это не пойдет. Выходом из ситуации может стать строительство системы поверхностного водоотвода состоящего из открытых водоприемных лотков и дождеприемников. Кстати, часть средств на эти цели, думаю, могли бы выделить те предприниматели, о которых вы говорите.

— В своем недавнем интервью глава района призвал жителей заняться наведением порядка возле своих домов. После этого, нам в редакцию звонили горожане, говорили о том, что не против скосить траву и убрать мусор, но проблема в том, куда это потом выбрасывать? Скажите, можно ли осуществить такой организованный вывоз мусора от дворов, предварительно, скажем, оповестив граждан об этом мероприятии?

— Я уже не верю ни в эти звонки, ни в невесть откуда  взявшиеся приступы всеобщего самосознания масс. Если траву во время косить, ее и убирать не нужно. Ни от одной бабушки-пенсионерки ни разу не слышал такого вопроса. Звонят те, кто привыкли  за чужой счет выглядеть хорошо. Я тоже общаюсь с людьми и знаю мнения: «Это муниципальная земля, мы не обязаны…» Наверное, не обязаны. Мы живем на этой земле и  хотим жить в чистоте. Непонятно только, кто мусорит. Я на сто процентов уверен, что объяви мы завтра что-то подобное, никто не бросится приводить в порядок придомовые территории. За исключением тех, кто делал это и без наших воззваний. Помните как у Булгакова в «Собачьем сердце»? Разруха — она в головах. Там нужно наводить порядок в первую очередь. И начинать с малых лет, в семье и школе.

—  МУП «ДСХ» является подрядчиком муниципальных заданий районной администрации. Проще говоря, сколько денег заложили на работы по вашему профилю, на то вы и существуете. Как в такой экономической ситуации вы умудряетесь сводить концы с концами?

—  На самом деле с большим  трудом. Самое простое было бы сейчас расплакаться и пожаловаться, что муниципалитет дает мало денег.  Мы не бюджетники, мы зарплату сами зарабатываем. Администрация заказывает работу по смете. Есть столько-то денег, необходимо выполнить такой-то объем работ. Все. Основным источником средств в местном бюджете на ремонт дорог являются акцизы на бензин и масла. Это приблизительно шесть миллионов рублей в год. Но беда в том, что эти деньги распределены по месяцам. Где-то по 500 тысяч. Зимой работы не так много. В основном, это очистка города от снега. Можно перекрутиться. А вот с началом весны, когда поплыли дороги, пошла трава и прочие радости, этих денег катастрофически не хватает. К сожалению, мы являемся заложниками несовершенной системы финансирования. Чтобы предприятие выжило, моя задача как руководителя, помимо муниципальных заказов, найти возможность заработать где-то еще. Кроме всего прочего, я возглавляю бюджетную комиссию в городском Совете депутатов. И зримо представляю себе, что и как. Если бы я сидел и ждал очередного заказа от муниципалитета, мы бы давно обанкротились.

Мне кто-то может возразить, а как же транспортный налог? Его платят, где дороги? Заявляю со всей ответственностью. С начала года с транспортного налога в местный бюджет из области не было перечислено ни копейки.

Поэтому мы заключаем договоры с предприятиями, организациями, частными лицами на выполнения различного вида услуг. Только в прошлом году, таким образом привлекли внебюджетных денег около 9 млн. рублей.

—  Александр Анатольевич, кто в Пугачеве отвечает за благоустройство? По всей стране, в рамках программ благоустройства избавляются от наследия 90-ых, сносят ларьки, самовольные постройки, чудовищные в своем безвкусие и ущербности. У нас наоборот строят. Площадь у рынка утыкана контейнерами и павильонами. Недавний пожар, показал, что проехать там и потушить очаг возгорания проблематично. Когда у нас, в конце концов, возьмутся за наведение порядка?

— Как-то на глаза мне попался любопытный документ, датированный  1879 годом. В нем  инженер по фамилии Федоров  описывает  то, что увидел во время своего визита в город Николаевск. Писал инженер про то, что постройки производятся без всяких соблюдений правил строительного устава. Что ни городская управа, ни местная полиция за этим не следят. Дворы застроены без разрывов между своими строениями, большая часть крыш из мятой соломы, без глины  и без привязи к стропилам. Торговая площадь  загромождена рядами лавок без соблюдения порядка в рядах по роду торговли. Что допускается произвольная застройка площади хлебными амбарами. Уездное земство, имея в городе дворовые участки, дозволяет на них постройку самовольно…»

По рапорту Федорова  Самарским Губернским Правлением было выдано предписание. В Николаевскую городскую  думу был направлен циркуляр об устранении недостатков, благополучно там утерянный. Такая вот поучительная история.  За 140 лет ничего не изменилось в нашем городе. Исключение составил, пожалуй, только советский период нашей истории.

Это  я рассказываю не к тому, что нужно смириться с таким положением вещей, как с данностью и нашей отличительной особенностью.  Существуют объективные причины. В бюджете нет денег. Администрация пытается пополнить казну за счет продажи муниципальной земли. У кого-то получается это сделать без нанесения ущерба городу, у кого-то нет. Последний пример. Бывший глава района попытался продать в частные руки  почти полквартала по ул. Пушкинская. Вмешался суд, признав сделку незаконной.

А намерения-то, наверное, благие были. Только, помимо желания пополнить бюджет, необходимы любовь к родному городу и уважение к живущим в нем людям. А с этим как раз большие трудности.

Вопросы задавал С. Аристов
На фото А.А. Цуприков