В гостях у «Пугачевского времени» предприниматель Павел Анатольевич Курятников

— Павел Анатольевич, на Ваш взгляд, что такое быть бизнесменом в провинции?

— Однозначно ответить трудно. Если что-то производить в провинции, а продавать, например, в Москве, то это выгодно. У нас дешевая рабочая сила. Экономия на зарплате покрывает транспортные расходы. Другой вопрос, что выйти на столичный рынок нереально. Все давно поделено и все ниши заняты. Если, что-то продавать в провинции, то низкий уровень доходов населения, отсутствие производств – это огромный минус. Посмотрите на Пугачев. Основная масса потребителей – это пенсионеры и бюджетники. Ни о каких перспективах развития мелкого бизнеса здесь не может быть и речи.

— У Вас с братом одно дело на двоих. Как на протяжении стольких лет вам удается сохранить партнерские отношения? Ведь известно, что там, где начинаются деньги – заканчивается дружба.

— Это точно, в бизнесе друзей не бывает. Есть масса местных примеров, когда партнеры начинали какие-то совместные проекты, а потом все разваливалось. Надеяться можно только на себя и на родную кровь. Поэтому самый лучший бизнес – это семейный. Нечего делить, как говориться. Нет подозрений и зависти, только доверие и полное взаимопонимание.

— В какой школе Вы учились, где прошло Ваше детство?

— Учился во второй средней школе. Вырос в районе «лягушатки», здесь живу и сейчас.

— Когда Вы последний раз дрались?

— Наверное, после Армии. Насколько помню, все потасовки были из-за девчонок.

— Как пришла в Вашу жизнь музыка, почему не отпускает до сих пор?

— Родители отдали меня в музыкальную школу. Учился играть на баяне. Признаюсь честно – ходил из-под палки. Хотелось погоняться на улице, а тут гаммы, арпеджио. Теперь я понимаю, что музыка, это как вирусное заболевание, которое не лечится. Музыка на какое-то время может отпустить, но потом обязательно вернется. В техникуме я играл в ансамбле на барабанах. Руководителем тогда был В. Шаталов. Немного занимался музыкой в Армии. После «дембеля» пришел в ансамбль к Михаилу Сальникову, где играл на ударных до тех пор, пока не женился. Семейные заботы, быт – на музыку не оставалось времени. Только несколько лет назад снова возникла потребность играть. Не знаю, с чем это связано. Может быть, желание вернуться в юность, снова ощутить себя в составе музыкального коллектива. Собрались старым составом и вот уже два года репетируем, выступаем на городских площадках.

— Правда ли, что однажды в составе ансамбля Вы аккомпанировали певцу Григорию Лепсу?

— Не совсем так. Я оказался в одной московской компании, где было много узнаваемых лиц, Лепс в том числе. На эстраде стояла ударная установка. Я попросил разрешения, что-то сыграть. Это кажется, что на барабанах легко играть. Еще как трудно! После моего соло ко мне подошел Лепс, пожал руку. Мы немного пообщались и разошлись: я к столу, он на сцену.

— Кто и как помог Вам стать успешным человеком, кому Вы благодарны?

— В первую очередь родителям. Основы воспитания закладываются в детстве. К сожалению, только с возрастом понимаешь, что родители были правы во всем. Что касается успеха, тут есть какой-то процент везения – попасть в нужное время, в нужное место. Зацепиться помог двоюродный брат — Андрей Зайцев. Вы о нем писали – ведущий ресторатор Москвы. А дальше все зависит только от самого себя.

— Можно ли реализовать себя в Пугачеве, рассчитывая только на собственные силы?

— Как личность, можно реализовать себя где угодно, и в Давыдовке, и в Пугачеве. Что касается бизнеса, то сегодня это сделать практически невозможно. Нужны очень большие деньги.

— О чем мечтает человек, у которого все есть?

— Применительно ко мне – я ни о чем не мечтаю. Я живу и радуюсь тому, что имею. Семье, детям, внучке, работе, рыбалке. Я не строю грандиозных планов и не витаю в облаках. Я земной человек.

— Чем Вам нравится Пугачев, а чем нет?

— Город нравится тихой, размеренной жизнью. Без суеты и подсматриваний в замочную скважину. Была возможность бросить якорь в столице, в Саратове. Но мне уютнее здесь. Чем не нравиться? Отсутствием культуры. Знаете, было у нас с братом желание открыть в Пугачеве хороший ресторан. Для начала решили попрактиковаться на летнем кафе. Хватило нескольких месяцев, чтобы отказаться от этой затеи. Пивная молодежь с драками и бранью, битье посуды, средневековье.

— Ваш любимый анекдот?

— Я бы рассказал, но в нем присутствует ненормативная лексика.

— Вернемся к бизнесу. У вас это не только купля – продажа, но и производство. Чья была идея и каков механизм ее реализации?

— Я уже не помню, кто первый высказал мнение о том, что торговля рано или поздно отойдет, надо заняться  производством. Может быть, я, может брат. Мы оба рыбаки и идея создать рыбных цех органично вписалась в наш бизнес. Закупили оборудование. Стали производить селедку, пресервы и т.д. Обслуживаем город и район. Без ложной скромности скажу, что продукция пользуется спросом. Выходим с предложениями в соседние районы. Можем работать с большими объемами, но тут серьезная конкуренция со стороны балаковских предпринимателей.

— Павел Анатольевич, несколько слов о своей семье?

— Семья замечательная. Жена Татьяна — умница, красавица, работает вместе со мной. Дочь Елена выучилась на экономиста, вышла замуж, родила нам внучку. Сейчас тоже трудится с нами. Живем в ладу друг с другом и с самими собой.

Вопросы задавал

С. Аристов