Н.Н

У Нелли Николаевны Муштей много родственников. Раскиданы они по всему белому свету, и о каждом хоть роман пиши. Когда захлестнёт волна воспоминаний, она достает выцветшие чёрно-белые фотографии и переносится в прошлое. Вот фотография отца-фронтовика, на гимнастёрке ордена Красной Звезды и Отечественной войны II степени, медали «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За оборону Сталинграда».

Отец, Николай Минович Муштей, выходец из Украины, житель Южного Казахстана, воевать начал ещё в Финскую. В 1941 году получил новую военную специальность и стрелком-радистом летал на тяжелых бомбардировщиках. Воспитанники ремесленного училища, где он после Победы работал мастером, гордились своим воспитателем-орденоносцем.

Нелли родилась перед войной, в 1939-м. Родители едва оправились от смерти двух малышей и были в страхе за её жизнь. Назвали девочку Нелли, видимо, в честь исцелившейся Неонилы, а может, из-за греческого корня «новый» — чтоб обмануть тёмные силы. Она выжила. Одна из четверых детей.
Пока отец воевал, они с матерью жили в небольшой комнатке при химико-фармацевтическом заводе. С этим заводом многое связано в судьбе Нелли. При заводе прошло её военное детство, завод определил её профессиональный выбор, здесь она проработала технологом 26 лет, отсюда вышла на пенсию.
Студенческие годы Нелли Николаевна вспоминает как самые счастливые и беззаботные. Начинала учиться в родном Чимкенте, через 3 года группу расформировали , распределили по разным городам. Она попала в Свердловск, в уральский политехнический институт. Жила вдвоём с подружкой. 40 рублей стипендии уходили не только на еду. А кино, театр, концерты, танцы? Теперь удивляется: «Как мы ухитрялись на такие деньги ещё и развлекаться?» Назначение Нелли Николаевна получила в Курган на завод антибиотиков.

Шестидесятые годы принесли встречу с троюродной сестрой, жительницей США. Когда-то их отцы, двоюродные братья, жили в одном доме в Днепропетровской области. Во время войны брата с семьёй угнали на работы в Германию. Освободили американцы, и начались совсем другие дороги, которые привели за океан, в город Минеаполис, где была многочисленная украинская диаспора. Сестра вышла замуж за молодого художника. В 1963 году американские родственники приехали в Москву на выставку графики. Стояла хрущевская «оттепель», но несмотря на это, железный занавес был прочен и общение советских граждан с иностранцами не приветствовалось. Тем не менее встреча состоялась – родная кровавь все – таки. На память осталось фото и стопка поздравительных открыток.

В отпуск Нелли ездила к родителям в Чимкент, там её увидел будущий супруг – выпускник ленинградского института, видный парень, окруживший черноволосую красавицу заботой и любовью. После свадьбы вернулась в родной город, родила сына, молодой семье дали квартиру. Но супружество длилось недолго. Сына пришлось растить одной. Когда ребёнку исполнилось 4 месяца, вышла на работу. Производство было вредное, химия, одним словом. Долгое время Нелли Николаевна была начальником смены, строго следила за соблюдением технологии изготовления лекарств. Среди рабочих была текучка: искушал свободный доступ к спирту и наркотикам. Четверть века в постоянном напряжении дали о себе знать – за год до пенсии ушла в лаборанты. Потом завод попал в частные руки, был перепрофилирован, а Нелли Николаевна ушла на другое предприятие. В 90-е годы жилось не сладко. Ни пенсии, ни работы.
Дальние родственники и знакомые пригласили в Пугачёв. Вот так семья оказалась в степном городе: сын с семьей, многочисленные двоюродные и троюродные братья и сёстры, племянники. Нелли Николаевна успокоилась, завела дачу, с которой набивала погреб соленьями.

Недавно отказалась от дачи: силы не те. Зато участок перед окном превратила в настоящий огород, даже закрутки на зиму делает из своего урожая.

Окрестные ребятишки при ней не хулиганят. То ли чувствуют в ней сильный характер, то ли уважают возраст. Впрочем, Нелли Николаевна терпима к чужим недостаткам, если только эти недостатки не отравляют жизнь окружающим. Обижать слабых при ней не стоит: будет сражаться всеми возможными средствами, что и случилось однажды, когда некто попытался оставить больного человека без квартиры.
Равнодушие ей чуждо. Узнала о создании экспозиции военно-исторического музея Тихоокеанского флота, посвящённой крейсеру «Варяг», и отослала во Владивосток фото одного из участников битвы в бухте Асан в 1904 году, который приходил на встречу с учащимися ремесленного училища, где работал отец. Теперь фото на почётном месте в экспозиции, а у неё -благодарственное письмо от командующего Тихоокеанским флотом адмирала В.Фёдорова.

Нелли Николаевна два года является активным членом клуба здоровья «Старость в радость», где нашла единомышленников по активному образу жизни, освоила компьютер, надеясь приобрести собственный, участвует в социальных акциях, уверенная в том, что добро, тобой посеянное, к тебе же и вернётся. И к твоим близким – к сыну, снохе и двум внучкам-красавицам.

Л. Шепелева