В Польше фермеры устраивают демонстрации протеста. Они разорены действием России, наложившей запрет на ввоз в страну зарубежной сельскохозяйственной продукции. Это ответ на санкции Запада. Все по пословице: не рой другому яму. Проблемы польских фермеров нас, понятно, не волнуют. Нам бы со своими как — нибудь разобраться.
Пугачев – район аграрный. Где, как не здесь, производить продукцию, которая заменит все привозное и иноземное. Чтобы развить животноводство, нужно, по крайней мере, пять лет, а что касается огородов – начинай хоть завтра, а осенью радуй народ обилием дешевых томатов, огурцов, капусты, картофеля, лука и прочей разности, которая растет на наших землях. Опыт есть. Более ста лет назад завели здешние крестьяне плантации вдоль Иргиза. А как в 1890 году пришли в уезд огородники-болгары, появились на прилавках невиданные ранее кабачки, баклажаны, патиссоны.
С тех пор овощных проблем на территории не существовало. Мало – помалу въехали в развитой социализм. Дела в гору. И себя снабжали и пол – севера кормили. Для этого был пригородный совхоз «Пугачевский», где всем миром на широких огородных плантациях население города производило всеобщее благо. Каждому предприятию отводили надел и коллективы строителей, автомобилистов, металлистов и других былых отраслей под приглядом опытных совхозных специалистов ухаживали за культурами и убирали урожай. Участвовали все, в том числе и старшеклассники. В общем, существовал совхоз до той поры, пока управление районом не взял в свои руки В.П. Зубов. При нем зачахло все, в том числе и огородные плантации. Вот тогда привозная продукция заполонила прилавки магазинов и рыночные лотки. Кое – где в селах еще оставались огородные островки, но и они потом исчезли.
Производством овощей пытались заниматься фермеры. Например, А.А. Мясников. Он достаточно долго возделывал два гектара с разными культурами, но недавно отошел от дел.
Фермер из Успенки М.В. Долбилин был полон красивых планов. Мало того. Он их осуществил. Посадил фруктовый сад, организовал производство овощей. Сад стал плодоносить. Только фермер не знает, как сбыть яблоки. Куда ни обратится – отказ. Вот тебе и замещение импорта. Такая же история с плантациями. Было шесть гектаров под поливом. А кому нужно успенское обилие? Вот и сокращал Долбилин свой огород. Этой весной будет возделывать только полгектара. Так сказать, для внутреннего потребления отдельно взятого села.
Начальники пожимают плечами. Можно, конечно, послушать речи о трудоемкости отрасли, о необходимой поддержке государства, еще о чем – то важном, но непонятном, как, например, плавающем курсе рубля и росте доллара. Чтобы привязать зеленые американские деньги к пугачевским огурцам, нужно сильно изловчиться, но при этом не факт, что кто – то обнаружит хоть намек на связующий след. Наверное, нужно признать, что Пугачев утратил огородную отрасль, безнадежно отстал от районов, например, Хвалынского, где руководители сохранили плантации, сады и рынки сбыта, где осталась преемственность в мастерстве, знаниях, не оборвалась связь времен.
У Пугачева два пути. Или махнуть на отрасль рукой, жить на привозной продукции и частных мелких огородах, или, как сто лет назад, начинать с нуля, с возможной перспективы развития. В 1902 году преподавание садоводства и огородничества было налажено в 16 профессиональных училищах уезда. На усадебных участках там выращивали чуть более полутора тысяч яблонь, груш, слив и других культур. К 1906 году было уже пять тысяч гектаров садов и площади постоянно увеличивались. Вы скажете – было другое время. Только в любом времени есть никчемные руководители, а есть светлые головы. Так вот, именно им, людям с мозгами, всегда приходится исправлять чужие грехи. Обидно, но это правда жизни, и никуда от нее не деться.

Г. Аристов