В здешних местах, если обращаться к глубокой истории, жили разные древние народы. За пять тысяч лет до Рождества Христова здесь стояло скифское царство. Со временем оно ослабло, и скифов потеснили сарматы. К этому времени относится первая легенда об Иргизе, о любви и вечных ценностях. Через много веков появились другие легенды, но все они были связаны с красотой и светом. Через заволжские степи проходили авары, хазары, печенеги, половцы. Половцы оставили после себя множество курганов, похожих на холмы с каменными статуями на вершинах под названием «каменные бабы». Одна из таких баб, найденная в с. Березово, находится в Пугачевском краеведческом музее. До сих пор существует языческое поверье, что если загадать желание и дотронуться до древнего изваяния, то желание сбудется.

Многое повидал на своем веку Иргиз: конницу великого хана Бату, воинов хромого Тамерлана, струги Ермака и струги Степана Разина, казаков генерала Платова, которые степным шелковым путем шли воевать Индию. В заволжских степях продолжали властвовать кочевники, которые кроме скотоводства промышляли набегами на селения и работорговлей. Недобрая слава о здешних местах служила хорошим прикрытием для беглых людей, бунтарей по натуре, свободолюбивых и отчаянных.

Саратовский историк А.А. Гераклитов разыскал архивные данные бывшей Саратовской казенной палаты. Эти документы свидетельствуют, что триста лет назад на Иргизе находили приют преимущественно беглые крепостные крестьяне и в значительно меньшей мере — люди из других категорий населения. Здесь селились тогда выходцы из различных мест Российской империи: с Вятки, с верховьев Волги, из — под Москвы и т. д. Люди находили приют в иргизских лесах, в землянках вместе с «раскольщиками», как называли старообрядцев. И это не были временные пристанища бродяг, а поселения постоянного типа. Многие попали сюда в юности, а умирали глубокими стариками. Есть сведения и о том, что люди здесь обзаводились семьями, женились, а «венчал живущий на том Иргизе поп в сделанной на Иргизе часовне».

Среди первых постоянных поселений на нашем Иргизе были «зимовья» (т.е. хутора) крестьян-старожилов из слободы Малыковки (ныне г. Вольск). На этих зимовьях подолгу жили беглецы и батрачили на старожилов. Это было естественно — ведь у новичков не было ни жилья, ни орудий труда для земледелия, ни снастей для охоты и рыболовства.

Как ни оберегали малыковцы наши места от проникновения правительственных чиновников, слухи о беглых на Иргизе достигали властей. Время от времени из центра сюда направляли экспедиции для отлова беглых. В этом была заинтересована церковь, которая стремилась привести раскольников к единоверию. Не оставалась в стороне и светская власть. Так, 23 февраля 1727 года архиепископ казанский и свияжский Сильвестр доносил синоду: «Да по той же епархии по реке Киргизе (Иргизу) из верховых городов и уездов живут раскольники, убегая от изыскания, с женами и детьми многолюдно». Синод по этому «доношению» потребовал от сената дать указание казанскому губернатору выделять архиепископу офицеров и солдат для экспедиции.

Кроме опасности от правительственных войск, для местных жителей существовала и другая — набеги степных кочевников. Поэтому русские тогда жили в укромных местах иргизских лесов. В архивах, например, упоминается зимовье малыковского крестьянина Ивана Михайлова в урочище Каменный Юрт (возле нынешнего села Каменки). Упоминаются и другие окрестные урочища. Толстый Гай, например, существует и доныне, перекликаясь с названием села Толстовка. А другой ближайший к городу лес носит название Титов Гай. По преданию, он наречен по месту, где жили раскольники с неким Титом во главе.

В первой половине XVIII столетия в наших краях жили только скрывающиеся от церковных и светских властей беглые. И лишь в 60- х годах началось легальное заселение Заволжья. С этого времени Пугачев и ведет свою родословную, хотя заселение Иргиза началось на полвека раньше.

Царское правительство, заинтересованное в заселении пустовавших земель юго- востока России, не могло сразу освоить эти края переселением крестьян из центральных губерний страны. Препятствовало этому крепостное право, лишавшее крестьян свободы передвижения, а помещики не решались переселять своих крестьян в далекий необжитый край. Решено было заселить пустые земли иностранцами, что сулило сразу две выгоды — колонизацию свободного пространства и приращение количества подданных империи.

4 декабря 1762 года царица Екатерина II издала манифест, по которому приглашались из-за границы люди всех наций, а также и русские беглецы, которых много жило в Польше в раскольничьих слободах.

Интересно указание Г.Р. Державина в его «Записках» о том, что еще до издания этого манифеста малыковский крестьянин Иван Серебряков подавал правительству ходатайство «о населении выходящими из Польши раскольниками мест пустопорожних, лежащих по реке Иргизу, впадающей в Волгу».

Сенат уточнил и дополнил царский манифест, издав 14 декабря 1762 года указ, в котором перечислялись льготы вернувшимся на Родину старообрядцам. За добровольное возвращение им прощались не только побеги, но и ранее совершенные преступления. Сенат обещал не чинить никаких принуждений «как в бритье бород, так и в ношении узкого платья». Переселенцы освобождались на шесть лет от всяких податей и работ, им обеспечивалось свободное передвижение к местам поселений, право стать по возвращении казенными, т. е. государственными крестьянами или записаться в купечество. Таким образом, в здешних местах никогда не было крепостного права.

В этом же указе сената приводится «реестр» мест, рекомендуемых новоселам. В этом списке называется и наше Заволжье: «Да ниже города Самары по реке Волге до устья речки Иргиза и вверх по Иргизу, к поселению на несколько тысяч семей, весьма плодородные и выгодные земли имеются, на которых при устье Большого Иргиза и по другим речкам более тысячи российских подданных уже и поселилось».

В 1764 году была основана слобода Мечетная. Проживало там 264 души мужского пола (женщины в счет не шли). Вокруг росли густые дикие леса, в которых водились медведи и кабаны. В окрестных степях паслись табуны тарпанов — диких лошадей. Это были красивые животные серой масти и черными гривами и хвостами. Тарпаны исчезли. Последний из них был убит в декабре 1879 года.

По архивам краеведа А. ЖУРАВЛЕВА