Часто приезжаю в Журавлиху. Село это расположено от моей родной Ивантеевки чуть более чем в двадцати километрах. Здесь рыбные места, и если побросать спиннинг, можно поймать окуней, щуку или судака. Когда-то большое по прежним меркам село раскинулось между поворотами реки Иргиз. Лет пятьдесят тому назад на высоком берегу насчитывалось несколько сотен дворов. Шли годы, село умерло. Сегодня нет даже названия на дорожном указателе. Может, металлическую табличку сняли дорожники или кто- то сдал в приемный пункт металлолома. Остался лишь каркас, на котором крепился указатель «Журавлиха 0.8 км.». На месте домов остался осыпавшийся грунт в виде округлых ям. Кое-где есть фруктовые деревья, только плоды стали горькими, одичали без заботливых хозяйских рук.

памятник

Два года назад, глубокой осенью, со своим старым приятелем мы приехали сюда на рыбалку с ночевкой. Поймав немного рыбки, поздно вечером готовили ушицу. Из-за оврага вернулся сын друга. Мальчишка принес с собой пару ведер грибов и сообщил нам: «Случайно наткнулся на лежащую на земле табличку с надписью: «Здесь расстреляны коммунисты в 1921 году».
Мы переглянулись, о том, что он рассказал, мы оба не знали, хотя родились, учились и работаем в своем районе, да и нам уже ближе к 60.
— Завтра посмотрим, сейчас уже темно, можем и не найти!
На следующее утро пошел снежок с дождем, и выбраться на крутой берег оврага не представляло никакой возможности.
— Как приедем в следующий раз, непременно найдем. В гражданскую войну в этих местах были бои, — с таким решением мы уехали домой.
Не зря говорят: не загадывай наперед, не исполнится. Так у нас и получилось. В следующий раз оказался я в этих местах ровно через год. Вытащил пару щук, собрался домой. Но вспомнил наш предыдущий визит сюда. Пошел за овраг, пожалел, что, точно не расспросил о месте находки. Около часа я бродил среди высокой травы, пока не встретился мне верхом на лошади знакомый чабан по имени Гайбула. Я объяснил ему, что ищу.
— Это ближе к оврагу, покажу, сам не найдешь! — весело крикнул с лошади Гайбула. И проводил меня до места. Вокруг росла такая буйная растительность, что холмик с табличкой я рассмотрел с трудом. Табличка, привернутая двумя шурупами к доске, лежала на том, что осталось от основания памятника. Поверх доски лежал венок, вернее клочок проржавевшей проволоки, и такими же лепестками, изъеденными временем и непогодой. Основание также не пощадило время, раствор начал осыпаться, обнажая внутренности. Походив вокруг, я сделал несколько снимков и отправился домой. Я много лет работаю преподавателем в Ивантеевском политехническом лицее. В понедельник я рассказал своим ученикам о том, где побывал на выходных. Ребята тоже загорелись посмотреть на старый памятник. Уже на следующее утро, погрузив в прицеп носилки, лопаты, топоры, мы отправились в бывшее село Журавлиха. Работать над очисткой памятника нам пришлось несколько дней. В Ивантеевке, узнав о нашей с ребятами работе, нам взялся помогать руководитель местного КФХ В.А. Горшенин.
7 ноября 2015 года в бывшем селе Журавлиха был торжественно открыт обелиск в память о расстрелянных в 1921 года коммунистах. Прошло почти два года. Меня до сих пор мучает одна мысль. Кому поставлен памятник? Чей прах покоится в братской могиле? Ведь их имена могли бы быть на этом обелиске. С моими учениками мы проделали большую поисковую работу. Мы выяснили, что люди были расстреляны здесь в марте 1921 года. Больше ничего. Может, кто-то из читателей «Пугачевского времени» что-то знает, слышал какие-то истории о пропавших родственниках в том селе. Мои контакты есть в редакции газеты.

А. В. Пронин, с. Ивантеевка