Прогноз погоды


Наш опрос

Как вы относитесь к идее переименования Пугачева в Николаевск?

  • Отрицательно (50%, 6 Голосов)
  • Мне все равно (25%, 3 Голосов)
  • Положительно (25%, 3 Голосов)
  • Затрудняюсь ответить (0%, 0 Голосов)

Всего проголосовало 12

Загрузка ... Загрузка ...



Панель входа



Архив газеты



Фотогалерея

Компания на берегу Иргиза Лидер большевиков Николаевска В. Ермощенко П. Лебедев Дети 77_1 В.В. Бесонова.Гладь по классическим сюжетам KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA



Передо мной всегда стоял пример отца

  Наши гости               Май.24.2017     

В гостях у «Пугачевского времени» известный в городе и районе ветеринарный врач Юрий Александрович Комаров.

— Юрий Александрович, говорят, что самое сложное – это принять серьезное решение, от которого зависит дальнейшая жизнь. Выбор профессии относится именно к этой категории. Чем руководствовались Вы, выбирая профессию ветеринарного доктора?
— Не смотря на то, что мой папа был главным ветеринарным врачом совхоза в Камелике, в детстве даже мыслей не было о том, что когда-нибудь стану лечить животных. Правда, в составе бригады часто ездил в степь, в отары, на вакцинацию овец. Под присмотром отца, в качестве подсобного рабочего, зарабатывал себе на мопед.
В школьные годы у меня было две страсти – биология и лыжи. Спорт перевесил чашу весов. Подал документы в Педагогический институт на спортивный факультет. Сдал экзамены, но не прошел по конкурсу. Потом были два года суровой армейской действительности. Они сделали меня взрослее. Я по-другому стал думать о месте в жизни. Пример отца стаял перед глазами. У него была работа, уважение односельчан, он нес достаток в семью. Решение пришло само. Я благополучно поступил в Саратовскую Академию ветеринарной медицины и биотехнологий.
— Учеба нравилась?
— Знания давалась легко. Будущее предопределено: диплом, возвращение в родное село, привычная жизнь, ежедневная работа. А вот когда я впервые попал в учебно-производственную клинику, где животным делали операции под наркозом, накладывали гипс, сшивали – зашивали поврежденные органы, то понял – это намного интереснее, чем, например, делать прививки. Поэтому, как только выдавалась лишняя минутка, бежал на операции.
— Врачи, которые лечат людей, дают клятву Гиппократа, профессиональный этический кодекс. У ветеринарных врачей есть что-то подобное?
— Основной принцип – не навреди! Человек нашей профессии, должен делать все возможное для сохранения здоровья и жизни животного. Наверное, кого-то удивит, что ветеринар среди ночи отправляется к четвероногому пациенту, чтобы поставить капельницу. Но для меня это работа. Иду и ставлю капельницу. Наверное, я ответственный человек. Очень важно с уважением относиться к хозяевам животных. Нельзя отмахиваться от их чувств. Нужно понимать, что для большинства людей, животные — это полноправные члены семей.
— Каким Вы видели свое будущее в Академии? Насколько отличается то представление от реальности?
— Реальность сложнее. После Академии я работал главным ветеринарным врачом одного из хозяйств в Ивантеевском районе. С 2000 года работаю в Пугачеве. Психологически я был готов к тому, с чем мне предстоит столкнуться на месте. Времена были непростые, перебои с лекарствами, общая неразбериха. Сегодня в этом плане проблем нет.
— Чем занимается ветеринарный врач в Пугачеве, помимо того, что осуществляет прием больных кошек, собак и т.д.?
— В городе еще сохранился так называемый индивидуальный сектор животноводства. Люди продолжают держать домашний скот. По вызову владельца ветврачи выезжают на место, разбираются в ситуации, назначают лечение. С фермерскими хозяйствами, исправительными колониями клиника заключает договоры. В их рамках ветеринарные врачи отслеживают состояние здоровья животных. Нередко оказывается помощь кинологическим службам. Работы хватает.
— В Академии учат, как обращаться с животными, чтобы, например, собака не укусила, лошадь не лягнула?
— Существуют правила безопасности. Отец мне всегда говорил: «Не полагайся только на учебники, действуй исходя из поведения животных. Нрав у всех разный». Был случай в моей практике, осматривал корову. Подошел по всем правилам, как описано в учебнике. Еле увернулся от удара ногой, которого теоретически не должно быть. Есть маленькие хитрости. Например, чтобы лошадь стояла спокойно, ее нужно взять за верхнюю губу или закрутить ей ухо.
— Насколько сложно поставить животному диагноз? Ведь оно не может сказать, что у него болит?
— Если знать где и что смотреть, слушать, пальпировать – все станет ясно без слов. Хотя, знаете, встречались мне представители семейства псовых, которые симулировали болезнь. Привыкла собака выпрашивать у хозяина лакомство, а тот вдруг решил проявить строгость и принципиальность. И вот ведет он своего питомца ко мне. Пес лапу волочит, не сломал ли? Осматриваю – кости целы, связки тоже. Симулирует. Получил свою порцию колбасы и побежал, как ни в чем не бывало.
— Вы в профессии 20 лет. Разочарований не было?
— Иногда возвращаешься домой из отдаленного села – без сил, по уши в грязи и думаешь: «Ну, сколько мне это еще месить»? А тут телефонный звонок: «Спасибо, доктор! Встала Буренка на ноги…» Это результат работы, людская благодарность. Разочарования нет, но усталость накапливается. В августе 2014 года я ушел с государственной службы и занялся частной ветеринарной практикой. Так же лечу животных, оперирую, только уже на своем собственном месте. Сам себе начальник. Что называется и по сердцу, и по душе.
— Юрий Александрович, если можно, несколько слов о своей семье?
— Женат. Супругу зовут Ольга. По профессии она медсестра, специалист по детскому массажу. Старший сын в этом году заканчивает седьмой класс, младший – третий. Живем дружно в мире и согласии.
Вопросы задавал С. Аристов


Добавить комментарий