В эти глухие места на Иргиз, бежали со времен Петра I раскольники не только ради спасения души, но и ради спасения жизни своей от гонителей  церкви и тиранов всех мастей. На Иргиз тянулась вольница, искала свободу. Но как только выросли здесь раскольничьи скиты, место стало тихим. Игумен Филарет, как описывает его писатель А.И. Шишков, невысокий, чернобородый, с пронзительными глазами радушно принял беглого Емельяна Пугачева, не скрывая, показывал ему хозяйство скита.

— Вот, зри, чадо, — говорил Филарет, указывая посохом. — Это ветрянка наша — муку молоть. А вот — омшаник, в нем господняя пчелка зимует.

По всему выходило, что старец Филарет преуспевал не только в укреплении старой веры. Он, как любой колонист, занимался освоением территории. Конечно, культурное земледелие и скотоводство были здесь до него, но что касается пчел, то это пока единственное раннее адресное упоминание о культивации промысла на Иргизе. Таким образом, первым пасечником Мечетной слободы был не кто иной, как серый идеолог опустошительной крестьянской войны, состоятельный московский купец, потративший все свои деньги на мятеж и строительство на Иргизе «нового Афона».

На территории Руси пчеловодство как промысел прослеживается с десятого века. Развитию пчеловодства способствовали благоприятные природно-климатические условия, изобилие медоносов в лесных массивах, цветущих разнотравьем лугах и степях. Это был доходный промысел. В Киевской Руси мед и воск являлись одним из основных экспортных товаров. Воск даже в 15 раз стоил дороже мёда, поскольку использовался в производстве свечей и буквально рассеивал своим светом раннюю средневековую темноту.

С легкой руки старца Филарета пасечное дело укрепилось в Заволжье. Оно приносило прибыль монастырям, вышло за его стены, обосновалось в новых поселениях.

В 1864 году земство сменило в России крепостной уклад. Самоуправление, проявляя заботу о развитии территории, поощряло развитие пчеловодства, как и другие отрасли хозяйства. В Николаевском уезде была создана система профильного образования, состоящая из 16 училищ, где, наряду с огородниками и садоводами, готовили специалистов по пчеловодству.

Тем не менее, промысел не получил широкого распространения. Он был трудоемок, требовал постоянного внимания, опыта, знаний, преданности. В 1910 году на весь Николаевский уезд было 40 пасек, каждая их которых состояла из 5 — 6 ульев.

Гражданская война и свирепый голод 1921 года извели отрасль до нуля. Потребовалось время, чтобы пчеловодство возродилось в Пугачевском районе, а с введением планового хозяйства получило директивные цифры заготовок, а значит, государственный контроль. Вот тогда в колхозах, а потом и в совхозах были образованы свои пасеки.

Отрасль держалась как на крупных колхозно-совхозных пасеках, так и на частном промысле. В 1982 году в Пугачевском районе было сто пчеловодов, которые обеспечивали медом не только местный рынок, но и отправляли продукцию через кооперативную сеть по разным городам и весям.

Н. Петров