1178

Более 80 лет назад на экраны страны вышел фильм братьев Васильевых (которые на самом деле братьями не были) «Чапаев», и он с первого же дня стал одним из самых популярных на долгие годы. И несмотря на то, что во время так называемой перестройки его попытались вычеркнуть из истории советского кинематографа как слишком большевистский, фильм сохранил своё высокопатриотическое значение. Неслучайно, когда его демонстрировали совсем недавно на одном из официальных каналов, в анонсе прозвучали такие слова: «Чапаев – родной и великий!»
Как известно, главную роль в фильме сыграл великолепный актёр Борис Бабочкин. За ним и закрепилась слава первого и единственного сценического Чапая. На самом деле первым, кто надел чапаевскую бурку, стал актёр Василий Ванин. Это произошло 21 марта 1930 года на сцене театра им. МОСПС (Московского Областного Совета Профсоюзов, теперь — театр им. Моссовета), в спектакле «Чапаев», поставленном по сценарию Анны Никитичны Фурмановой (в содружестве с С. Луниным). Таким образом вдова автора одноимённой повести Дмитрия Фурманова решила помянуть своего мужа, со дня смерти которого исполнялось четыре года. Чапаев Василия Ванина произвёл огромное впечатление на современников. «Скупая, сдержанная, пружинящая манера игры, легко и свободно, как мускулы под кожей, переливающиеся движения воли, вспыхивающий упругой силой разговор, удачно найденный отрывистый тон – всё это отмечено глубоким пониманием роли и несомненным талантом», — писала «Литературная газета».
Василий Ванин без внимания кинематографа не остался. Он сыграл главные роли в фильмах, ставших классикой советского кино: «Ленин в Октябре», «Ленин в 1918 году», «Возвращение Максима», «Валерий Чкалов» и других.
О том, как снимался фильм «Чапаев», мне рассказала дочь нашего легендарного земляка Клавдия Васильевна Чапаева ещё почти 20 лет назад – в 1995 году. Тогда-то подробности этой истории впервые и были опубликованы в местной прессе (задолго до центральных СМИ). По словам Клавдии Васильевны, первый вариант фильма создавался при участии чапаевцев, которые ещё помнили те горячие кровавые дни гражданской войны и о каждом бое могли рассказать так, как было на самом деле. Однако чистый реализм подавлял революционную романтику, и «вождь всех народов товарищ Сталин» этот вариант не одобрил, дав режиссёрам свои мудрые указания. Сказано – сделано. И фильм стал главным событием культурной жизни 1934 года. Но далеко не всё совпадало с реальными героями.
В фильме Василий Иванович Чапаев – этакий анархист, который всё делает, как думает и хочет, и, естественно, нередко ошибается (не в бою, конечно). Он грубоват, малообразован, несколько небрежен в одежде и словах. Помните, как комиссар ненавязчиво наставлял его на путь истинный? Чапаеву действительно не хватало общего образования. Но это не мешало ему быть достаточно интеллигентным человеком. Он всегда был опрятен и подтянут и никогда не ходил в затрапезном виде (слова Клавдии Васильевны). В фильме показывается, как Чапаев встречает народную «делегацию» в неподпоясанной рубахе с расстёгнутым воротом. Такого просто быть не могло, утверждала его дочь. Не мог он и пуговицы на рубахе рвать, а уж тем более стулья об пол разбивать. А вот петь Василий Иванович действительно любил, как и его отец. Но если у отца была склонность к грустным, протяжным песням, то сын любил песни весёлые, такие, чтобы под них плясать можно было.
В фильме почти всегда рядом с Чапаевым Петька-ординарец. Его прототипом является Пётр Семёнович Исаев (кстати, уроженец с. Корнеевка соседнего, Краснопартизанского района). Здесь только и есть два совпадения: в имени да в том, что Чапаев и Исаев дружили крепко. Всё остальное, по словам Клавдии Васильевны, – чушь. Реальный «Петька» никогда не был ординарцем. Сначала он командовал батальоном связи, потом – этапным полком и лишь перед самой гибелью начдива стал выполнять особые поручения: например, доставить через белогвардейские кордоны донесение в штаб 4-й армии и принести оттуда ответ-приказ. Причём добираться порой приходилось в каком-нибудь рванье, чтобы белые не заподозрили в нём чапаевского курьера. Кроме того, Пётр Исаев был примерным семьянином. Он очень любил жену и своих детей и крутить любовь с Анкой-пулемётчицей никак не мог. Когда вдова Петра Семёновича возмутилась такой слишком вольной трактовкой образа своего мужа, её «успокоили»: «Какой же фильм без любви? Не могли же мы эту любовь Василию Ивановичу приписать: он известен как отец пятерых детей. Комиссару же во время военных действий влюбляться вообще не положено. Остался рядовой боец Петька. Ничего уж не поделаешь».
А пулемётчицы у Чапаева и вовсе не было. Её придумали создатели фильма. И помогла им в этом, сама того не желая, Мария Андреевна Попова. Она служила в чапаевской дивизии. Но она должна была доставлять боеприпасы на передовую, а оттуда выносить раненых. Во время одного из боёв раненый старик-пулемётчик, потерявший напарника, под угрозой расстрела буквально заставил её лечь за пулемёт. Страх был настолько велик, что молодая женщина стреляла наугад, отвернувшись в сторону. Воспоминания Поповой об этом «подвиге», опубликованные в одном из украинских журналов, и попались на глаза режиссёрам. А Анкой новоявленную героиню легендарного «Чапаева» назвали в честь сценариста Анны Фурмановой.
Вот что писали о своей работе режиссёры: «Мы сделали фильм о людях. Отсюда – ставка на работу с актёром. Вместе с актёром, через актёра мы хотим волновать зрительный зал, мы хотим, чтобы наш зритель плакал и смеялся, любил наших героев и ненавидел наших врагов».
И это у них получилось. Фильм, как и его главный герой, ворвался в советский кинематограф на лихом коне. Фильм завоевал первую премию на Первом Московском кинофестивале в 1935 году. Назван лучшим фильмом на иностранном языке по версии Национального совета кинокритиков США в том же году, получил Гран-при Парижской Всемирной выставки в 1937-м, Сталинскую премию — в 1941-м, бронзовую медаль — на кинофестивале в Венеции в 1946-м, а в 1961-м — золотую медаль в итальянском городе Лидо дельи Естензи на третьем смотре фильмов, посвящённом борьбе народов за свободу и независимость.

Ю. Каргин, писатель, краевед
На фото: Василий Ванин в роли Чапаева