Суд второй инстанции утвердил решение пугачевского суда по иску гражданина С.Н. Симонова к газете «Пугачевское время»

Наверное, гражданин С.Н. Симонов в своих розовых снах видит себя большим, сильным и благородным. Но наступает день, и зеркало отражает другую явь. Эта несправедливость раздражает Сергея Николаевича. Он достиг пугачевских высот, богат, аккуратно посещает храм, но все как – то не так. Доказывать, что он достоин уважения, приходится через суд. Симонов апеллировал хорошими характеристиками, но судья не поменял безразличного лица, будто перед ним не «похвальный лист» местному «олигарху», а так, бумажка с неграмотным текстом.

Ну, виноват он в смерти своей родной жены. Но не специально же. Просто так вышло. Народ пошушукался, массовая информация сделала сообщения — и все. Только едкая газета «Пугачевское время» не ушла от темы, не поняла высокие качества его светлой натуры и, вообще, полезла куда не надо. С этими мыслями Сергей Николаевич взялся за перо и стал сочинять иск «Пугачевскому времени». Рядом подсел адвокат Говоров, пожалуй, единственный в Пугачеве, кто взялся помогать «сидельцу» Симонову.

Иск ни с первого, ни со второго захода не получился, и только после корректировок появился документ, который суд принял к производству. Интересы Говорова и Симонова были разные. Адвокат хотел получить сравнительно скромный гонорар в пять тысяч рублей. Симонов хотел через решение суда объявить людям, что он незаслуженно обижен, и материально наказать «вражью» газету.

Восьмого августа текущего года в судебном присутствии Сергей Николаевич огласил требования:

«Прошу признать порочащими мою честь и достоинство сведения, опубликованные в газете «Пугачевское время» от 28.04.2010 года в статье «Трагедия в большом доме на главной улице». Прошу признать не соответствующим действительности текст статьи «Смерть Оксаны Симоновой наступила от тяжких побоев». Симонов просил еще что – то, в том числе 400 тысяч с автора статьи и газеты.

Из судебного разбирательства можно было понять, что страдания Сергея Николаевича сильно связаны со статьей годовалой давности. По мнению истца, газета опубликовала не соответствующие действительности сведения, специально подобрала факты из частной жизни с целью опорочить его честь и достоинство. Как только Симонов прочитал «Трагедию в большом доме…», у него начались сильные головные и сердечные боли, поднялось артериальное давление, замучили бессонница и депрессия, появилась усталость. Он стал меньше времени уделять работе. За него фирмой руководил другой гражданин, с некоторыми поставщиками пришлось расторгнуть контакты, фирма стала почти банкротом. После опубликования статьи, как заявил на суде истец, он чувствовал себя неловко, некомфортно, ощущал недоброжелательность со стороны окружающих.

По логике симоновских откровений получается, что промолчи газета о смерти Оксаны Симоновой, не было бы у Сергея Николаевича никаких головных болей и бессонниц, и чувствовал бы он себя комфортно, и дела бы шли в гору. Что – то здесь не так.

«Олигарх» несколько раз пытался заставить газету замолчать. Подчиненные Симонова из сети его магазинов впервые зароптали на газету в середине мая прошлого года. Они обратились с возмущенным письмом в прокуратуру, черным по белому указали, что «Пугачевское время» порочит честь и достоинство их директора. «Группа товарищей» просила разобраться. Прокуратура разобралась и не нашла в публикациях газеты нарушений закона.

Уже после судебного решения, получив год условно с отсрочкой приговора, Сергей Николаевич обратился не в пугачевскую, а в областную прокуратуру. И опять «олигарх» остался недоволен ответом: газету не наказали.

Наконец, С.Н. Симонов обратился с исковым заявлением в пугачевский суд. Он просил опубликовать опровержение на статью от 28 апреля 2010 года «Трагедия в большом доме на главной улице», взыскать с газеты и автора статьи 400 тысяч рублей, оплатить расходы на адвоката – 5 тысяч рублей и госпошлину – 200 рублей.

Доходило до смешного. Как С.Н. Симонов представлял себе опровергнуть, например, такой текст: «Был он (Симонов) от природы мал ростом, щупл и неказистым своим обличием вызывал жалость»? Видимо, так: « Был он от природы высок, могуч, и казистым своим обличием вызывал восторг!» Глупость какая – то. Вот так и шел суд от предложения к предложению, от абзаца к абзацу к букве Закона.

Всплывали тяжкие подробности того, первого процесса, когда судили Симонова. Мученическая смерть Оксаны Симоновой: «сочетонная закрытая тупая травма груди и живота, сопровождающаяся переломом грудины, ушибами легких, поверхностным разрывом правого легкого, разрывом желудка, брюшины, ушибами желудка, поперечно – ободочной кишки, диафрагмы, связки печени, осложнившееся развитием травматического шока тяжелой стадии…» Что это? Последствия неуклюжих реанимационных действий или жестокие побои? Мнения экспертов расходятся. Одни считают – побои, другие не исключают, что Сергей Николаевич нанес травмы в результате неверных реанимационных действий. В этой связи вполне логично прозвучал вопрос государственного обвинителя, заместителя пугачевского межрайпрокурова А.С. Интулова:

— Каким образом, делая закрытый массаж сердца, можно разорвать желудок, нанести ушибы в область печени?

 

Эксперты пояснили, что такая возможность не исключена. Это и спасло Сергея Николаевича от лесоповала. Все сомнения суд трактует в пользу обвиняемого. Теперь Сергей Николаевич всякий раз упоминает решение суда: смерть Оксаны Симоновой наступила в результате неправильных, нестандартных реанимационных действий. Экспертам виднее.

 

В мае 1703 года тридцать гребных лодок Петра первого разбили шведский флот. По этому случаю царь учредил серебряную медаль «Небываемое бывает». Похоже, медаль пригодилась бы и сегодня. Просто как награда за факт, который не совместим со здравым смыслом.

Что касается судебного иска Сергея Николаевича к «Пугачевскому времени», суд удовлетворил его частично. Он признал незаконными действия газеты о разглашении сведений частной жизни С.Н. Симонова, а именно «Симонов родился и вырос в г. Пугачеве в рабочей семье, жил в пос. «Пугачевский» и т.д..» С газеты и автора статьи взыскано три тысячи рублей. Это компенсация «олигарху» за моральный вред. С газеты взыскано в пользу С.Н. Симонова 2,5 тысячи рублей на оплату услуг адвоката Говорова и сто рублей госпошлины. В остальной части иск С.Н. Симонова оставлен без удовлетворения за необоснованностью.

25 августа Сергей Николаевич подал кассационную жалобу на решение Пугачевского районного суда. Саратовский областной суд оставил решение пугачевского районного суда без изменения.

 

Но, видимо, Сергей Николаевич будет жаловаться дальше. Ему ведь так хочется выглядеть «могучим и казистым».

Н. Петров