Все началось там, на войне. Пересеклись две судьбы: медсестры Надежды Шпортовой и командира танкового корпуса Григория Пивнева. Когда отпраздновали Победу, получил полковник назначение служить  военным комиссаром в городе Пугачеве. По случаю вступления в должность  Григорий Пивнев отправился представляться руководителям города. Тогда боевыми орденами удивить было трудно. Председатель горисполкома Илья Наумов ходил со звездой Героя Советского Союза. Тем не менее, пожимая руку новому военкому, он сказал:

-Таких, как ты, Григорий Романович, в стране по пальцам пересчитать.

На кителе Пивнева тускло отливали эмалью орден Ленина, пять орденов Боевого Красного Знамени, орден Суворова, орден Красной Звезды. Председатель горисполкома ошибся, но не намного. В СССР людей, награжденных пятью орденами Боевого красного знамени, по первому учету было 17. Потом статистики уточнили – 40. Но в любом случае речь шла о элитных, выдающихся воинах, образы которых, как Героев, следует отливать в бронзе.

Крестьянских кровей, Григорий Пивнев был призван на службу в Красную Армию в 1928 году. С той поры он связал судьбу с военным делом. Воздушно – десантные войска в ту пору  только начинались. Пивнев служил сначала командиром взвода разведки, потом роты, потом батальона. В этой должности встретил войну. Защищал подступы к Москве, отличился в боях, был замечен командованием, весну и лето 1942 года учился на курсах Академии Генерального штаба, вышел заместителем командира танковой бригады. Дрался под Сталинградом, оборонял город. Принял под командование бригаду и участвовал в знаменитом танковом сражении под Прохоровкой на Курской дуге. С обеих сторон 1200 бронированных машин, огонь и гарь. Пивневу всегда способствовала удача. Это не  случайно. Воедино сошлись талант полководца, военные знания, волевой характер и бережное отношение к личному составу. Он не бросал людей в лобовые атаки, не выполнял поставленные задачи любой ценой, знал по имени многих рядовых бойцов. Он воевал обстоятельно, имел малые потери и побеждал. Не даром, полковника Пивнева в приказе отметил сам Сталина за успешные операции в Восточной Пруссии.

В послевоенном Пугачеве  было много офицеров и мало квартир. Несмотря на должность и боевые заслуги, Пивневу жилья не дали и семья разместилась в комнате военкомата. Полковник по инстанциям не ходил и не жаловался. Он мог войти в любой кабинет и потребовать что – то для других, знакомых и незнакомых людей, для дела, но для себя выгод не искал. Он жил вровень с народом, потому что не мог жить по — другому. В конце – концов, ему дали квартиру недалеко от военкомата в старом, наверное, купеческом особняке, где жили и другие семьи за капитальными стенами и временными переборками. Так вот, почти в коморке, рядом жила женщина с ребенком. У нее было плохое здоровье. Стесненные условия не способствовали выздоровлению. Военком приказал перенести стену и навсегда отдал соседке часть своей жилплощади. Это не легенда. Мой тесть, кавалер трех боевых орденов, Михаил Иванович Шацкий отдал комнату соседской семье в доме по ул. Советской, 157. С Григорием Романовичем Пивневым он был одного поколения. Чужие невзгоды эти люди  воспринимали, как свои.

Пивнев любил жену, заботился о ней, считал, что она не должна работать, а должна вести домашнее хозяйство и воспитывать детей. Дети, как по заказу: мальчик и девочка, Владимир и Татьяна, красивые, ясноглазые.

Подошло время и Григорий Романович оставил службу. Дома не сиделось. Он выступал перед трудовыми коллективами, делился воспоминаниями о войне. Его всегда тепло встречали, с интересом слушали, благодарили. Он начал писать книжку, написал, но в издательство по каким – то своим соображениям не пошел. Рукописи, как известно, не горят, и, возможно, мы когда – то прочитаем мемуары полковника Пивнева.

Григорий Романович продолжал работать с призывниками. Был такой  совет из ветеранов по  военно – патриотическому воспитанию молодежи. До последнего времени полковник в нем состоял, и мальчишки очень хорошо его понимали. Сын, Владимир, отцовский наказ принял, как все. Отбыл служить срочную службу не рядышком, под боком, по блату, а на самую границу с Турцией. Там себя очень хорошо показал и после краткосрочных курсов получил офицерские погоны. Это исключение, когда со срочной службы возвращаются лейтенантами. Владимир, вообще, был способным и отчаянным. Трудно сказать, в кого он удался. Отец, понятно, весь в орденах, но и мама, Надежда Васильевна, хоть и была на войне медсестрой, а два ордена Красной Звезды получила да еще медалей – в горсть не уместится.

Владимир создал хорошую семью, воевал в Афганистане, был награжден советским орденом и орденом афганским, служил в пугачевской милиции. Он погиб в автокатастрофе 19 лет назад. В Пугачеве живут его вдова, дети, внуки.

Татьяна вышла замуж и уехала в другой город. Иногда она приезжает в Пугачев.

Григорий Романович Пивнев не оставлял своих однополчан. 9 мая 1979 года он был в Челябинске,  в музее, где есть подробный рассказ о боевом пути его бригады. На встречу пришли все, кто остался в живых. Была встреча с однополчанами и в Киеве.

Сколько городов освободила танковая бригада Пивнева от врага? Какие непроходимые укрепления противника рвали его экипажи?

Война уходит все дальше. Но время не растворяет образы героев. Наоборот, они становятся ярче и отчетливее, мы ощущаем грани их характеров и все сравниваем прошлое с днем нынешним.

Г. Аристов