По приказу Екатерины Великой жену Емельяна Пугачева, Софью Дмитриевну, вместе с тремя детьми и брата самозванца, Дмитрия Ивановича, арестовали и поместили в казанскую тюрьму.

В остроге Софью Дмитриевну допросили. С ее слов предстала такая картина. Емельян Пугачев женился на ней лет десять назад, жил в Зимовейской станице своим домом, исправно служил в казачестве, но в последнее время перед бунтом несколько замотался, расстроился, был в колодках и бежал.

Тут же обнаружилось, что Софья была не очень преданной женой. Она сама заслужила то пренебрежение, какое впоследствии ей оказал Пугачев. Скитаясь и голодая в великий пост 1773 года, Емельян Иванович однажды ночью подобрался к своему собственному дому, робко стукнул в окно, прося у жены пристанища и хлеба.

Софья пустила его, но с коварной целью выдать станичному начальству. Незаметно отлучившись, донесла о нем.

Среди ночи Пугачева снова схватили, набили на него колодки и повезли на расправу. Но в Цымлянской станице он снова бежал и скрывался вплоть до грозного своего появления уже под именем Петра III.

Софья Дмитриевна с детьми и с братом Пугачева оставалась в казанской тюрьме до тех пор, пока Емельян не взял Казань и не освободил родных «острожников»

В январе (10) 1774 года войсковому атаману Семену Сулину прислали из Петергбурга указ: сжечь дом Пугачева в Зимовейской станице. Оказалось, что  Софья от нужды продала его на слом  за 24 рубля 50 копеек в станицу Есауловскую  казаку Ереме Евсееву. Купленный дом у Еремы отобрали, вновь поставили на место в Зимовейской станице и торжественно сожгли. Это подействовало на казаков. Они просили царицу через донского атамана заодно перенести и их станицу куда-нибудь подальше от проклятого и зараженного Емелькой Пугачевым места. Просьбу в Петергубге уважили наполовину. Станица осталась на месте, но была переименована в Потемкинскую.

А в это время самозванец делал быстрые кровавые успехи и жестоко расправлялся с дворянством за угнетение народа.

26 сентября 1773 года Пугачев занял Нижнеозерную крепость, где командиром был майор Харлов. Слыша о шествии мятежника и его бесцеремонности с женским полом, Харлов заблаговременно отправил свою хорошенькую и молоденькую жену в Татищеву крепость к ее отцу, командиру той крепости, Елагину.

С  Нижнеозерной крепостью случилась обыкновенная в пугачевщину история: казаки перешли к Пугачеву, Харлов со своей немощной инвалидной командой не мог устоять против Пугачева. После недолгого сопротивления крепость была занята. Майор думал откупиться от смерти деньгами, но напрасно. Суд Пугачева над непокорным ему начальством был короток. Харлова казнили вместе с двумя другими офицерами.

Пугачев двинулся на Татишево и к вечеру ворвался в крепость. Между пленными  Пугачеву попалась и Харлова. Он был настолько  прельщен ее красотой, что сохранил ей жизнь и взял в наложницы.

Вскоре Харлова завоевала симпатию Пугачева. Он доверял ей и даже иногда принимал ее советы. Харлова стала для Пугачева не только близким, но и любимым человеком. Этого нельзя сказать о других, даже самых преданных соратниках. В основе отношений с товарищами была только общность кровавого преступления. Это очень ненадежная связь. Она через год оборвалась: сообщники выдали самозванца властям.

Трудно сказать, что сама Харлова чувствовала к своему завоевателю, но бесспорно, что Пугачев питал к Харловой непритворную привязанность. Она имела право всегда, даже во время сна Пугачева входить без доклада в его кибитку. Право, которым не пользовался ни один из его сообщников.

Это доверие Пугачева к своей наложнице, да к тому еще «дворянке» заставляет нас сделать весьма вероятное заключение, что и сама Харлова испытывала к Пугачеву привязанность, несмотря на то, что он казнил ее мужа и отца. Или Пугачев умел завоевывать расположение к себе женщин, или тут кроется одна из тех загадок, каких много представляет нам женское сердце и женская натура.

Пугачев расположился станом на зиму в Бердской слободе, в семи верстах от Оренбурга. Самозванец повел осаду неспеша, не желая «тратить» людей, а имея намерение «выморить город мором».

Пугачев хорошо укрепил слободу и устроился там совсем по – царски. Он сделал себе маскарадный царский антураж. Чика (Зарубин), его главный наперсник был назван фельдмаршалом и графом Чернышовым, Шигаев – графом Воронцовым, Овчинников – графом Паниным, Чумаков – графом Орловым. Равным образом и местность, где происходили события, была наречена громкими названиями. Слобода Бердская стала «Москвой», деревня Каргале – «Петербургом» сакмарский городок – Киевом.

Харлова поселилась вместе с Пугачевым в Бердской слободе и пользовалась там своим исключительным положением. Но ей недолго пришлось пожить на свете. Скоро любовь к ней Пугачева возбудила ревнивые подозрения его сообщников. Они стали требовать от Пугачева, чтобы он удалил от себя Харлову.

Пугачев не соглашался. Наверное, он  чувствовал, что лишится любимого и любящего человека. Но в конце концов борьба кончилась победой  соратников. А.С. Пушкин говорит, что Пугачев сам выдал Харлову, а граф Салиас в своем романе «Пугачевцы» описывает расправу, как происшедшую в отсутствии Пугачева. И по нашему мнению он ближе к истине: Харлову безжалостно застрелили вместе с ее семилетним братом среди улицы и бросили в кусты.

Пугачев, скрепя сердце, покорился наглости своих сообщников.

А.В. Арсеньев

«Женщины пугачевского восстания. Приключения и судьба «женок», причастных к Пугачевскому бунту» Исторический вестник, 1884. – Т. 16. — № 6 http://ricolor.org/history/mn/ekv