5 августа 1998 года на пасеке возле села Владимировка был найден труп 75-летнего пасечника Евстигнеева. Мертвого мужчину обнаружил зять, который несколько раз в месяц привозил тестю провизию и воду. На место происшествия были вызваны сотрудники правоохранительных органов. После проведения экспертизы стало известно, что смерть Петра Евстигнеева наступила в результате телесных повреждений, относящихся к категории тяжких. Попросту говоря, Евстигнеева избили так сильно, что он скончался мгновенно. Кому мог помешать старый пасечник? Ответить на этот вопрос предстояло следователю В. К. Захарову.

Дела архивные

После опроса жителей Владимировки выяснилось, что 5 августа к ним в деревню на мотоцикле приезжал молодой мужчина. Он привозил в село трехлитровые банки меда и обменивал его на самогон. Номера мотоцикла никто из сельчан вспомнить не мог. Все называли различные комбинации цифр. Сложив вместе полученную информацию, сделали запрос в Госавтоинспекцию. Красных мотоциклов марки «Ява» с подобной цифровой комбинацией было пять. А вот по возрасту под описание сельчан подходил лишь житель Пугачева Николай Дудкин. Следователь вызвал его к себе. На допросе Дудкин сильно нервничал и вскоре рассказал, как развивались события в тот роковой день.
Рано утром Дудкин вместе с двумя приятелями отправился за медом. Евстигнеева он знал давно и уже несколько лет покупал у него мед. В тот день старик особенно обрадовался нежданным гостям. Он достал гармонь, налил Николаю трехлитровую банку меда и велел обменять ее в селе на спиртное. Вскоре все четверо устроили импровизированное застолье. Когда самогон закончился, Дудкин с банкой снова отправился по знакомому маршруту. В тот день было жарко, поэтому все быстро опьянели. Дудкин стал придираться к пасечнику, что тот играет слишком грустные мелодии. Евстигнеев отложил гармонь и недобро посмотрел на гостя. Ближе к вечеру Николай и гости стали собираться в город.
— Налей медку на дорожку, дед, — попросил Дудкин.
— Пойдем, налью.
Возле одного из ульев старик резким движением выдернул рамку с сотней пчел и вытряхнул ее на Дудкина. Насекомые стали жалить Николая.
— Ну как, хорош медок-то? – рассмеялся пасечник.
Отмахиваясь от пчел, разъяренный Николай бросился на Евстигнеева с кулаками. Он бил не разбирая, пока старик не затих в траве. Прикладывая к лицу мокрую тряпку, Николай побрел прочь к мотоциклу. О том, что от его ударов пасечник скончался, молодой человек узнал лишь через несколько дней от знакомых.
Преступник был найден. Суд приговорил Николая Дудкина к десяти годам лишения свободы.
Имена действующих лиц изменены.

И. Ветрова